Дэвид Склански «Теория покера»

Библиотека для игроков в покер
-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 19

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 19

ТЕОРИЯ ИГР И БЛЕФ

Теория игр звучит как стратегия игры, но на самом деле это отрасль математики,
рассматривающая процесс принятия решений. Хотя она используется в играх, но также
она применима к таким дисциплинам, как экономика, международные отношения,
социология и военное дело. В сущности, теория игр пытается математически подобрать
лучшую тактику против кого-то, кто также использует лучшую тактику. Если противник,
по вашему мнению, слабее вас - а это может быть в любой игре, вы в основном
полагаетесь на свою голову, а не на теорию игр. Однако когда вы сражаетесь против
оппонента, который, возможно, лучше вас, или против кого-то, кого вы не знаете, теория
игр порой позволяет преодолеть его интеллектуальное превосходство.

Чтобы показать, как теория игр работает в данном ракурсе, возьмем детскую игру в
чет-нечет. Каждый из двух участвующих выкидывает один или два пальца. Если сумма
четная, выигрывает один, нечетная - другой. Математически это абсолютно
равновероятностная игра. Однако на длинной дистанции кто-то может получить
преимущество за счёт своей проницательности, отгадав, когда выкидывать один, а когда
два пальца, основываясь на том, что выкидывал другой раньше - иными словами, разгадав
его систему; то есть, сообразно тому, что намеревается делать оппонент, выкидывается
один или два пальца, сбивая его с толку и принося победные очки (* Отгадать мысли противника - безусловно, является краеугольным камнем покера. Смотрите главу 23 «Психология покера»).

Предположим, кто-то позвал вас сыграть в эту игру. Будучи уверенным в своей голове
и способности отгадать вас, он предлагает вам фору: $101 против $100 за игру. Положим,
вы тоже чувствуете, что вызывающий находится в предпочтительном (бестовом = the
best of it) положении. Тем не менее, используя теорию игр, вы с удовольствием примете
это предложение с уверенностью, что бестовое положение у вас. Все, что вам нужно
сделать, это найти монету; ее подброс будет решать, сколько пальцев вам показывать -
один или два.

Если, скажем, монета упадет решкой, вы показываете один палец, орлом - два. Что
дала вам эта процедура? Она полностью разрушила способность оппонента предвидеть
ваши действия. Шансы выброса вами одного или двух пальцев 50-50. Шансы падения
монеты орлом или решкой 50-50. Однако вместо того, чтобы вам думать, один или два
пальца выкинуть, за вас принимает решение монета, и самое главное - она
рандомизирует (randomizing) ваши решения, то есть, вносит в них элемент случайности.
Быть может, оппоненту удастся разгадать вас, но вы вынуждаёте его предвидеть действия
неодушевленного объекта, что само по себе невозможно. С таким же успехом можно
пытаться угадать, упадет ли шарик рулетки на красное или на черное.
Поскольку ваш оппонент ставит $101 против $100, используя теорию игр, вы
обеспечили себя 0.5-процентным математическим ожиданием (или 50-центовым
положительным ожиданием со ставки). Вы ликвидировали все преимущества, которые
оппонент мог иметь за счёт вашей предсказуемости, и обеспечили себе неоспоримое
преимущество на длинной дистанции. Только если вы полагаете, что ваша голова лучше,
чем у оппонента, лишь в этом случае вы сумеете выиграть у него «по мнению», не
используя монеты.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕОРИИ ИГР ПРИМЕНИТЕЛЬНО К БЛЕФУ

В этой главе нас в основном интересует, насколько теория игр может быть применима
в покере к искусству блефа и уравнивания возможного блефа. В связи с этим мы
побеседуем о смешанной стратегии, при которой вы делаете конкретный ход - а именно,
блефуете или уравниваете возможный блеф - в заранее определенном числе случаев, но
вносите элемент случайности так, чтобы оппонент не мог знать, есть ли у вас игра или
нет.

Из предыдущей главы вы помните, что при прочих равных условиях игрок, который
никогда не блефует, и тот, что блефует слишком много, имеют значительный минус перед
игроком, который блефует правильно. Для иллюстрации этого положения и того, как
теория игр может подсказать правильное решение, когда стоит блефовать, рассмотрим
конкретный пример.

Играем в лоуболл с обменом без джокера; я сдаю вам следующую готовую
комбинацию (пэт = pat): 9♣, 8♦, 3♣, 2♠, A♥, а себе K♠, 4♦, 3♥, 2♦, A♣.

Вы стоите без прикупа, я же должен поменять одну карту. Если вытягиваю 5, 6, 7, 8
или 9, то я выиграл, поскольку у меня лучший лоу (low = последовательность нижних
карт), чем ваш. Если я вытаскиваю любую другую карту, вы выигрываете. Это означает,
что из 42 карт, остающихся в колоде, для меня 18 выигрышных (четыре 5-ки, четыре 6-ки,
четыре 7-ки, три 8-ки и три 9-ки) и 24 проигрышных, что даёт мне шансы проиграть 24 к
18 или 4 к 3. Каждый из нас вносит по $100 на анте, но после обмена - который вы не
видите - я могу поставить ещё $100.

Предположим, я подвизался каждый кон делать ставку, то есть, по $100 каждую сдачу.
Естественно, каждый раз вы будете ее уравнивать, поскольку вам гарантировано выиграть
по $200 24 раза, когда я буду блефовать, и проиграть по $200 18 раз, когда у меня будет
лучшая рука, что даёт вам суммарную прибыль $1200. Теперь положим, я решил не
блефовать вообще, а ставить, только если моя карта побьёт ваш 9,8-лоу. В этом случае вы
будете скидываться всякий раз, когда я буду ставить, и снова выиграете 24 раза (когда я
не поставлю), а проиграете 18 раз (когда я поставлю), что даёт суммарную прибыль $600,
поскольку вы выигрываете или проигрываете по $100 в каждой сдаче. Поэтому при этих
двух вариантах моей игры у вас явно бестовое положение.

Однако если я блефую лишь в некоторых случаях, ситуация сильно меняется.
Предположим, буду блефовать только на короле пик. Другими словами, буду ставить,
если придёт любая из 18 хороших карт, а также на короле пик. Если я блефую настолько
редко, ваша тактика остается прежней - сбрасываться на моих ставках, поскольку шансы
против того, что я блефую, 18 к 1. Но давайте посмотрим, как изменилось мое положение.
Блеф на короле пик не прибавляет мне дивидендов, но позволяет выиграть 19 раз вместо
18, а проиграть только 23 вместо 24. Этот единственный случай блефа один раз из 19
начал сокращать разрыв между вами как фаворитом и мной как претендентом. Заметьте
также, что вы никак не можете знать, когда я блефую, поскольку я рандомизирую свой
блеф, используя карту - неодушевленный предмет, такой же, как монета в игре чет-нечет,
- для выбора решения, блефовать или нет.

Если блеф на одной карте делает меня менее уязвимым, чем вовсе без него, теперь
представим, что я выбрал две карты - скажем, короля пик и валета пик. И опять
правильной тактикой для вас будет скидываться, когда я ставлю. Предположив, что вы
никак не можете догадаться, когда я блефую а когда нет, использование всего двух
ключевых карт для блефа в дополнение к моим 18 хорошим картам сократило ваши
выигрышные шансы с 24 к 18 до 22 к 20, то есть с 4 к 3 до 11 к 10.

Такой блеф наводит на размышление, что его можно продолжить. Положим, вместо
двух карт я выбираю пять ключевых карт - короля пик и все четыре валета. Это значит, я
буду ставить 23 раза - 18 раз на лучшей руке и пять раз на блефе. И сразу же вы
оказываетесь в нехорошем положении, несмотря на ваш пэт 9,8, поскольку вам
приходится гадать, блефую я или нет, когда делаю ставку. Я даже могу рассказать вам в
точности тактику, которую я использую, но вы всё равно выгуждены будете терять
деньги.

Что получилось? Вы знаете, что есть 18 карт, дающих мне комбинацию, и пять других,
с которыми я буду блефовать. Таким образом, шансы против моего блефа составляют 18 к
5 или 3.6 к 1. С учётом $200 на анте и моей ставки $100 банк составляет $300. Так что вы
получаете шансы банка 3 к 1. Поэтому вы не можете выгодно уравнять шансы победного
прихода 3.6 к 1, так как выиграете максимум только 3 к 1. Подумать только: выбрав пять
карт для блефа, я сорву банк 23 из 42 раз, а вам останется всего 19. Мой доход составит
$400. Таким образом, этот случайный хаотичный блеф превратил руку с потенциальным
проигрышем 24 к 18 в выигрышную с шансами 23 к 19.

Если хотите убедиться, что здесь нет арифметического подвоха, можете просчитать,
что получится, если вы будете уравнивать каждый раз, когда я буду ставить. Вы
выиграете пять раз по $200 на моем блефе и 19 раз по $100, когда я буду ставить, что даёт
$2900. Но вы проиграете 18 раз по $200, когда у меня лучшая рука, что равняется $3600.
Ваш суммарный проигрыш в случае уравнивания моих ставок составит $700, что на $300
больше, чем вы проиграли бы, если бы просто сбрасывались, когда я ставлю.

Если бы я выбрал семь карт для блефа вместо пяти, шансы были бы 18 к 7 против
блефа, и поскольку вы получаете шансы банка 3 к 1, вам бы надо было уравниваться,
когда я ставлю. Однако это всё равно закончилось бы проигрышем! Семь раз, когда я
блефую, вы бы выиграли по $200 от меня, что даёт $1400, и 17 раз, когда я ничего не
ставлю, вы бы выиграли по $100, что равняется $1700. Ваш выигрыш после 42 сдач
составит $3100. А я выиграю 18 раз по $200, когда поставлю на хороших картах, в сумме
$3600, что обеспечивает мне в итоге выигрыш, а вам проигрыш $500 после 42 сдач.

Следует отметить - без дураков, никаких арифметических подставок тут нет, - что вы
теряете даже больше, если будете сбрасываться кажддый раз, когда я ставлю на 18
хороших и семи блефовых картах. Вы выиграете 17 раз по $100, когда я не буду ставить,
тогда как я выиграю по $100 25 раз, когда поставлю. В таком случае ваш суммарный
проигрыш составит $800 вместо $500.

ОПТИМАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ БЛЕФА

Предположим, я выбираю шесть ключевых карт для блефа. Это означает, что я сделаю
ставку 24 раза. 18 из них у меня лучшая рука, а шесть раз я блефую. Следовательно,
шансы против моего блефа ровно 3 к 1. В банке $200, и если я поставлю, станет $300.
Таким образом, ваши шансы банка также 3 к 1. Вы уравниваете $100, чтобы выиграть
$300. Теперь, когда шансы против моего блефа идентичны шансам, которые вы получаете
из банка, нет абсолютно никакой разницы, будете ли вы уравниваться или сбрасываться.
Более того, что бы вы ни делали, вы всё равно проиграете $600 после 42 сдач. Если вы
сбрасываетесь каждый раз, когда я ставлю, я выиграю у вас 24 раза по $100, когда я
ставлю, и потеряю 18 раз по $100, когда не ставлю; суммарный выигрыш $600. Если вы
каждый раз уравниваете мою ставку, вы возьмёте у меня шесть раз по $200 на блефе и 18
раз по 4100, когда я не ставлю, в сумме $3000; но я выиграю у вас 18 раз по $200, когда
поставлю на хороших руках, что в сумме равняется $3600. И вновь моя прибыль
составляет $600. Поэтому, кроме психической атаки, нет другого способа в мире не дать
мне выиграть эти $600 после 42 сдач, что даёт мне положительное ожидание 14.29 со
сдачи. Блефуя ровно шесть раз из 24, я превратил свои карты из проигрывающих 4 к 3,
когда я не блефовал совсем, в выигрышные 4 к 3 - независимо от стратегии, которую вы
изберёте против меня.

Мы приближаемся к основе основ теории игр и блефа. Заметим для начала, что
процент сдач, в которых я блефовал, был определён заранее: один раз из 19 ставок, пять
раз из 23 или семь из 25. Далее отметим, что блеф был совершенно случаен; сигналом для
него служили определенные ключевые карты, которые я брал из колоды и которые мой
оппонент никак не мог увидеть. Он никогда не мог знать наверняка, вытащил ли я одну из
18 хороших или карту для блефа. И, наконец, заметим, что произошло, когда я блефовал
ровно с шестью картами - когда шансы против моего блефа в данном конкретном случае
точно равнялись шансам банка, которые получал оппонент. В этом единственном случае
было предрешено, что оппонент теряет одинаковое количество денег, какую бы тактику
он ни избрал - уравнивание или сброс.

Это оптимальная стратегия блефа - когда нет разницы, как играет противник. Значит,
можно сказать, что если вы используете стратегию блефа, которая заставляет оппонента
поступать одинаково плохо, как бы он ни играл, это и есть оптимальная стратегия. И эта
оптимальная стратегия заключается в том, что вы блефуете так, чтобы шансы против
вашего блефа в точности равнялись шансам банка, которые получает оппонент. В
ситуации, которую мы обсуждали, у меня было 18 хороших карт, и когда я поставил свои
$100, доведя банк до $300, оппонент получал 3 к 1 из банка. Следовательно, оптимальной
стратегией был блеф на шести дополнительных картах, что делало шансы против блефа 3
к 1 - идентично шансам банка, которые получал оппонент.

Предположим, что банк бы равнялся $500 вместо $200 до того, как я сделал ставку.
Вновь я имел бы 18 выигрышных карт, а оппонент мог побить только блеф. Ставка $100,
поэтому оппонент получал бы шансы банка $600 к $100, когда уравнял мою ставку. В
данном случае оптимальной стратегией для меня был бы блеф на трёх картах. С 18
хорошими картами и тремя блефовыми шансы против блефа были бы 6 к 1 - идентично
шансам банка, которые получал оппонент, прими он мою ставку. Если же в банке было
бы $100, и я поставил бы $100, я должен был бы блефовать на девяти картах при 18
хороших, что делало шансы против блефа 2 к 1 идентичными шансам, которые оппонент
получал с банка.

Важно сознавать, что если результат одинаков незавимо от того, как играет оппонент -
уравнивается он или сбрасывается, в среднем у вас всё равно будет получаться одна и та
же сумма, даже если он будет перемежать сброс с уравниванием. Возвращаясь к
первоначальному примеру оптимальной стратегии, где я блефую с шестью картами по
$100 и делаю такую же ставку на 18 хороших картах в банк, равный $200, я всё равно в
среднем получу плюс $600 через 42 сдачи на длинной дистанции независимо от того,
уравняет ли оппонент 12 и сбросит столько же раз, или же он уравняет 6 раз, а сбросит 18,
или как угодно ещё. Невозможность найти какое-либо противодействие для устранения
своего убыточного положения является ключом ко многим проблемам теории игр, хотя
большинство книг по теории игр не дают такой формулировки.

Блеф на основе теории игр можно также расписать в процентах. Предположим, у вас
25-процентные шансы набрать комбинацию, в банке $100, и ставка $100. Таким образом,
если вы поставите, оппонент получает шансы банка 2 к 1. Поскольку шансы сделать руку
у вас 25%, вероятность того, что вы блефуете, должна быть 12 ½ процентов, что делает
шансы против блефа равными 2 к 1, что и есть оптимальная стратегия. К примеру, в
обменном лоуболле 48 карт вам неизвестны, когда вы тянете одну, и предположим, 12 из
них (25 процентов) дают вам комбинацию. Поэтому для блефа следует избрать шесть
других карт (12 ½ процентов) из 48.

Вы назначаете карты для блефа, конечно же, для того, чтобы рандомизировать ваши
ставки. Без этого фактора случайности хорошие противники, на которых вы примените
теорию игр в отношении блефа, быстро разгадают вашу систему и сотрут вас в порошок.
Красота и изюминка теории игр состоит в том, что если даже оппонент знает, что вы ее
используете, он всё равно ничего не может с этим поделать.

ТЕОРИЯ ИГР И ЧАСТОТА БЛЕФА В СООТВЕТСТВИИ С ПОВЕДЕНИЕМ ОППОНЕНТОВ

В реальных покерных ситуациях оптимальная стратегия на основе теории игр не
всегда правильна. Очевидно, если вы боретесь с противником, который почти всегда
уравнивает ваши ставки, тогда не стоит блефовать вообще. Если же вам встретится
противник, который слишком часто скидывается, тогда стоит поблефовать, естественно,
зная меру.

Теория игр подтверждаёт эти тактические вариации. Вспомним: в первой части этой
главы говорилось, что если вы блефуете на пяти картах вместо шести - то есть чуть
меньше оптимума, за 42 сдачи вы выиграете на $300 больше, если оппонент все время
уравнивается, а не сбрасывается. Однако если вы блефуете на семи картах вместо шести,
вы выиграете на $300 больше, если оппонент скидывается, а не уравнивается. Здесь
интеллект игрока может оказаться выше оптимальной стратегии по теории игр: он будет
блефовать чуть реже против оппонентов, которые уравниваются слишком часто, и
немного чаще против тех, кто слишком часто скидываются.

Хорошие игроки с развитой интуицией знают об этом. Если они замечают, что
скинулись в конце несколько раз подряд, в следующий раз они готовы уравняться. Иначе
партнёры начнут блефовать против них. Аналогичные рассуждения используются и для
принятия решения о том, стоит ли блефовать самому. Именно против таких опытных
игроков, которые уравниваются и сбрасываются точно, когда это надо, а их интеллект
достаточно высок или даже выше вашего, теория игр становится совершенным оружием.
Если вы используете ее, вас невозможно обыграть.

РЕЗЮМЕ ПО ТЕОРИИ ИГР КАК РУКОВОДСТВУ ДЛЯ БЛЕФА

При использовании теории игр для принятия решения, стоит ли блефовать, вначале вы
должны определить шансы набрать свою комбинацию. Потом вы должны определить
шансы, которые оппонент получает на этой ставке. Затем рекомендуется иногда
поблефовать так, чтобы шансы против вашего блефа были равны шансам банка
оппонента.

Вот ещё один пример. Предположим, у вас 20% шансы набрать комбинацию, в банке
$100, и ставка $25. Тогда если вы ставите, оппонент получает шансы $125 к $25 или 5 к 1.
Поскольку у вас 20-процентные шансы сделать себе комбинацию, вам нужно спонтанно
поблефовать в 4 процентах сдач. (20% к 4% равно 5 к 1.) Если вы блефуете таким
образом, у вас оптимальное преимущество в данной ситуации.

Хороший, удобный способ рандомизировать блеф, как мы уже убедились, это брать из
тех, которые вы не видите (то есть, из колоды). Если, например, десять карт делают вам
комбинацию, и вам нужно соотношение блефа 5 к 1, тогда вы должны выбрать две
дополнительные карты, на которых станете блефовать.

Вот другой пример. Вы тянете одну карту к пиковому флешу в покере с обменом, а
оппонент тянет три карты. Отсюда можно сделать вывод, что вряд ли он побьёт флеш,
скорей всего, только блеф. В банке $20. Ставка $10. Если вы ставите, оппонент получает
шансы банка $30 к $10 или 9 к 3. Поскольку девять невидимых пик делают вам флеш, вам
нужно выбрать три дополнительных карты для блефа, например, две красные 4-ки и 4
треф. Теперь вы будете делать ставку на двенадцати картах, и отношение между сдачами,
когда вы ставите на хорошей руке, и когда вы блефуете, составит 9 к 3.

Карты не всегда дают точное отношение, которое вам нужно для оптимального блефа.
Однако если оно близко к идеальному, вы всё равно можете рассчитывать на выигрыш.
Вспомним, что выбор шести карт для блефа в примере с обменным лоуболлом оказался
оптимальным относительно шансов банка, которые получал оппонент; Тем не менее, я
всё равно кое-что снял, когда блефовал на пяти и семи картах независимо от того,
уравнивался оппонент или сдавался. Но, конечно же, чем ближе вы к точному
соотношению, тем лучше, с точки зрения теории игр.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕОРИИ ИГР ДЛЯ ОТВЕТА НА ВОЗМОЖНЫЙ БЛЕФ

Также как вы используете теорию игр для блефа, вы можете использовать ее для
ответа на возможный блеф. Обычно, если ваша карта может побить только блеф, вы
используете ваш опыт и мнение для определения вероятности того, что оппонент
блефует. Если ваша рука может побить некоторые нормальные комбинации противника,
тогда вы делаете стандартное сравнение шансов иметь лучшую руку плюс шансов блефа
противника с шансами банка, которые вы получаете. Однако против оппонента, чье
мнение также хорошо, как ваше, или даже лучше, либо против партнёра, который
способен использовать теорию игр для блефа, вы в свою очередь можете использовать
теорию игр, чтобы помешать ему или, по крайней мере, минимизировать его дивиденды.

Предположим, в банке $100, и оппонент полагает, что вы скорее скинетесь один раз из
трёх, нежели уравняете ставку $20. Тогда для него становится выгодно блефануть,
поставить $20, чтобы выиграть $100, поскольку он рассчитывает дважды проиграть по
$20, зато другой раз отбить $100, что даёт суммарный плюс $60 и ожидание $20 со
ставки. К тому же если оппонент полагает, что вы никогда не сброситесь в этой ситуации,
он никогда не блефанёт. Следовательно, вам выгодно, чтобы оппонент думал, что вы
можете иногда сброситься, но и уравнивать следует достаточно часто, чтобы ловить его
на блефе.

Когда вы используете теорию игр для принятия решения, стоит ли уравнять
возможный блеф, вы производите расчёт аналогичный тому, который вы делаете, решая,
стоит ли блефовать самому; и вы рандомизируете свои ответы, также как вы
рандомизируете свой блеф. Вы вычисляете, какие шансы получает оппонент на своем
возможном блефе, и вы делаете отношение ваших уравниваний к сбрасываниям точно
таким же, как отношение суммы банка к величине ставки оппонента. Если оппонент
ставит $20, чтобы загрести $100, он получает 5 к 1 на блефе. Поэтому вы тоже делаете
шансы против своего сброса 5 к 1. То есть, вы должны пять раз уравняться и один раз
сдаться. В целях внесения элемента случайности (рандомизации) вы вновь можете
воспользоваться ключевыми картами: к примеру, если вы берёте определенные карты
взакрытую, вы сбрасываетесь. В противном случае уравниваете ставку.

В противоположность использованию теории игр для блефа, использование теории игр
для принятия решения о том, стоит ли уравнять ставку оппонента, не имеет такой силы,
чтобы сделать из невыгодной ситуации выгодную. Все, что достигается таким действием,
- это не дать оппоненту перехитрить себя. Если оппонент использует оптимальную
тактику блефа по теории игр, всё равно вы не можете сделать ничего, чтобы отобрать у
него преимущество.

РЕЗЮМЕ

Теория игр не может заменить хорошую голову. Ее следует применять только тогда,
когда вы думаете, что интеллект противника так же хорош или ещё лучше вашего, или
когда вы его просто не знаете. Кроме того, теория игр может правильно применяться к
блефу или ответу на возможный блеф только в ситуации, когда у ставящего, очевидно,
либо лучшая рука, либо он блефует: например, это игрок в семикарточном стад-покере,
который ставит против вашей пары тузов, явно пытаясь дотянуть флеш. Однако если
заходчик ставит на нормальной руке, которая всё-таки не является лучшей, тогда надо
применять стратегию, изложенную в главе 21 «Один на один».

Используя теорию игр для принятия решения, стоит ли блефовать, вы должны
определить шанса банка, которые получает оппонент, если вы делаете ставку, и затем
случайно блефануть таким образом, чтобы шансы против вашего блефа были равны или
почти равны шансам банка вашего оппонента. Если оппонент получит 5 к 1, шансы
против вашего блефа должны быть 5 к 1. Играя таким образом, вы не оставляете
оппоненту ни одного спасительного решения. Что бы он ни делал - уравнивался или
сбрасывался, на длинной дистанции результат его будет таким же, либо ещё хуже.

При использовании теории игр для принятия решения, стоит ли уравнивать возможный
блеф - в предположении, что ваша карта может побить только блеф, и никаких намеков
для разгадки нет, - вы должны в первую очередь определить шансы, которые оппонент
получает на блефе. Сделайте отношение ваших уравниваний к сбросам таким же, как эти
шансы. Если оппонент получает на блефе шансы 4 к 1, вы должны рандомизированно
уравняться четыре из пяти раз, чтобы сделать этот блеф невыгодным.

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 20

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 20

ПРОВОЦИРОВАНИЕ И ТОРМОЖЕНИЕ БЛЕФА

В двух предыдущих главах демонстрировалось, как при должной рассудительности
или с использованием теории игр корректно блефующий игрок достигает громадного
преимущества над противниками. На самом деле, если сравнить два варианта - первый,
когда против вас довольно ограниченные игроки, зато они довольно грамотно блефуют, и
второй, когда вы в компании, где никто не блефует, - вы предпочтете второй вариант без
блефа. Когда я начинал играть в обменный покер, чтоб заработать себе на жизнь в
Гардене, штат Калифорния, я интуитивно чувствовал, что у меня лучше получается с
жёстко играющими (на своих комбинациях), нежели с раскованными партнёрами,
которые играли слишком во многих сдачах. Теперь я понимаю, в чем разница. Жёсткие
игроки никогда не блефовали, что мне было на руку, тогда как более раскованные игроки
блефовали более-менее правильно, - и это угнетало меня.

Хорошая стратегия блефа - такое мощное оружие, что чрезвычайно важно разработать
тактику, которая бы не позволяла оппонентам вовремя блефовать. Естественно, вы не
заинтересованы в том, чтобы менять привычки игроков, которые почти никогда не
блефуют или блефуют слишком часто. Но если вы оказываетесь за одним столом с
партнёром, эпизодический блеф которого заставляет вас придерживаться оборонительной
тактики, вы, естественно, хотите заставить его свернуть с колеи правильного блефа. Вы
хотите заставить его блефовать больше, чем следует, либо же не дать ему блефовать так
часто, как он желает.

Провоцировать или останавливать блеф - зависит от вашего оппонента. Если вы
играете против относительно зажатого партнёра, который, тем не менее, выигрывает, по
вашему мнению, слишком много сдач и его не уравнивают, у вас, естественно, появляется
желание не позволить ему блефовать, поскольку в вас закралась нить сомнения, что,
возможно, на этом он уводит у вас деньги. Таким образом, вы хотите заставить его
свернуть с колеи оптимального блефа, чтобы он вообще остерегался блефовать против
вас. С другой стороны, вы хотите подтолкнуть агрессивного игрока, который блефует
чуть больше оптимума, блефовать ещё больше. Другими словами, сидя с игроком,
который, по-видимому, блефует немного больше, чем следует, провоцируйте блеф,
заставляя его блефовать ещё больше. Играя с противником, который блефует меньше
положенного, тормозите его, вынуждая блефовать ещё меньше. В любом случае вы
тормозите блеф или провоцируете его с тем, чтобы оппоненты блефовали неправильно.

Большинство профессиональных игроков знают силу правильной стратегии блефа,
поэтому зачастую они стараются провоцировать блеф или тормозить его. Однако порой
они забывают важный принцип: если вы стараетесь провоцировать игрока на блеф и он
делает ставку, тогда вы должны уравнять ее. Этот принцип очевиден, и всё же многие
поступают против него. Если вы пытаетесь провоцировать блеф и всё же скидываете
карты, когда оппонент делает ставку, этим достигается лишь то, что вы помогаете этому
игроку выиграть у вас на блефе даже больше банков, чем он взял бы иначе.

Аналогично, если вы предпринимаете что-то для остановки блефа, а затем
уравниваетесь, когда оппонент делает ставку, вам было бы лучше и вы бы поймали
больше блефовых комбинаций, если бы не пытались остановить блеф сразу же. Другими
словами, если вы полагаете, что ваша рука стоит того, чтобы на ней уравняться после
того, как вы пытались остановить блеф, только сумасшедший будет продолжать пытаться
притормозить этот блеф. Этим вы просто сокращаете число комбинаций, на которых
оппонент будет пытаться поставить, а соответственно и число комбинаций, которые вы
могли бы побить, когда уравняетесь.

Эти два принципа относительно провоцирования и торможения блефа должны
бытьочевидны. Когда вы пытаетесь провоцировать блеф, всегда уравнивайтесь, если
оппонент делает ставку. Когда вы пытаетесь остановить блеф, всегда сдавайтесь, если
оппонент делает ставку. Другое поведение совершенно неоправданно, и лучше вообще не
стараться провоцировать или тормозить блеф сразу же.

ИСКУССТВЕННЫЕ ПРИЁМЫ

Для провоцирования и остановки блефа имеются два основных варианта тактики:
стратегическое направление и искусственные приёмы. Искусственные приёмы легче
распознать. Их можно применять только в поединке со средними игроками или чуть
выше среднего уровня, они редко срабатывают против опытных мастеров, которые
раскусят их достаточно быстро.

Нехитрая уловка для остановки блефа - потянуться за своими фишками, как будто вы
только и ждёте, как бы уравняться. Если оппонент всё-таки делает ставку, ожидая что вы
уравняете ее, вы кидаёте карты. Конечно же, такой приём можно использовать против
соответствующего партнёра. Опытный игрок, который видит, как вы потянулись за
фишками, и подозревает, к чему вы стремитесь, тем более поставит на блефе, резонно
ожидая, что вы сброситесь.

Для провоцирования блефа создайте впечатление, что вы собираетесь сброситься.
Теперь, если оппонент сделает ставку, уравняйте ее. Но и здесь опытный игрок, заметив
ваши шалости, может не поставить без хорошей руки; поняв, что блеф не сработает, он
или она спасут свои деньги, если в руке ничего нет.

Есть ещё несколько других искусственных приёмов - симулирование отсутствия
интереса к своей карте, чтобы спровоцировать блеф, выражение чрезмерного интереса,
чтобы не допустить блеф, - но они не часто проходят против игроков высокого класса.
Против них вы должны использовать стратегическую тактику.

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

ТОРМОЖЕНИЕ БЛЕФА

Сущность стратегии для остановки блефа состоит в том, чтобы изобразить больше
силы, чем у вас на самом деле. Тогда оппонент не отважится блефовать, думая, что у вас
по крайней мере рука для уравнивания, а может быть, и лучше.

Предположим, вы играете в обменный покер, для открытия торговли нужна пара валетов
или что-нибудь лучше, и вы желаете не позволить противнику блефовать. Поскольку у
дилера последнее слово, вы открываете торг с парой тузов. Спасовав поначалу в очень
глубокой позиции, потенциальный блефующий теперь уравнивает вашу ставку. Нет
никаких шансов, что этот игрок наковырял что-нибудь вроде двух пар, поскольку в таком
случае он сам бы открыл торговлю. По всей вероятности, он ждёт прихода. Меняя
первым, он берёт одну карту, которая либо делает ему комбинацию, либо нет. Вы же не
меняете ни одной! Даже если вы скажете пас после обмена, противник ни за что не
поставит, пока у него действительно не будет что-то достойное в руке. Он определённо не
будет пытаться блефовать в надежде на то, что вы скинете бесприкупную комбинацию.
Наверное, он не поставит и на мелком стрите. Если он всё-таки сделает ставку, значит, он
поймал свою комбинацию, и тогда вы сбрасываетесь, зная, что это стоило вам ноль монет,
то есть, с полной уверенностью, что противник не увел у вас ни цента.

Чтобы не дать противнику реальзовать блеф в такой ситуации, некоторые игроки
обычно меняют одну карту, пытаясь показать, что у них на руках две пары, а многие
тянут две карты, изображая три одинаковых. Но в любом случае оппонент может всё
равно пойти на блеф, и, возможно, он будет блефовать почти правильно. Не меняя ни
одной карты, вы практически полностью устраняете вариант блефа, и это вам почти
ничего не стоит. Поскольку у вас пара тузов, нет ни одного шанса, что оппонент может
поймать пару лучше вашей, и шансы примерно 500 к 1, что вы нагребете фулл-хаус, в то
время как оппонент сделает стрит или флеш.

Остановив блеф таким образом, вы свели к минимуму шансы оппонента отобрать у вас
деньги. Предположим, оппонент, меняющий одну карту, набирает свою комбинацию в
20% случаев. Если он никогда не блефует, - а стоя без обмена, вы максимально
притормозили его блеф, - вы выигрываете банк в 80% случаев. Учитывая размер банка,
оптимальная частота блефа для оппонента в соответствии с теорией игр составляет около
7 процентов. Однако если даже оппонент блефует от 1 до 20 процентов сдач, он
поступает лучше, чем если бы совсем не блефовал. Если, например, он блефует только в
2% сдач, вам всё равно не следует уравнивать его ставки, и тогда он выиграет 22% сдач, а
не 20%. Если он блефует 10% времени, всё равно перевес 2 к 1, что он набрал свою
комбинацию, если он делает ставку. Поскольку банк вместе с анте даёт вам шансы лучше
3 к 1, вы вынуждены принять его ставку, но вы потеряете эту последнюю ставку каждые
два раза из трёх. Поэтому вам живётся гораздо спокойнее, если оппонент совсем не
блефует (или, конечно же, блефует слишком много), нежели когда он блефует болееменее аккуратно.

Предположим, вы сражаетесь с оппонентом, который обычно грамотно блефует в
холдеме, и приходит следующая карта.
Вы: 6♠, 5♠
Прикуп: K♥, 6♥, 5♦, 2♥
Оппонент: две закрытых.

У оппонента первое слово, и он делает ставку. Вы опасаетесь флеша или стрита, равно
и других комбинаций, но также хочется знать, не блеф ли это. Поэтому после того, как он
сделает ставку, необходимо поднять ее на двух маленьких парах. Если он уравняется,
скажем, на паре королей или четырёхкарточном флеше, он явно не будет блефовать в
конце. С другой стороны, если он снова поднимется или уравняет ставку и потом
поставит в конце, вам скорее всего стоит бросить карты. Вы знаете, что ваша карта бита,
поскольку оппонент побоится блефовать после того, как вы показали столько силы.

ПРОВОЦИРОВАНИЕ БЛЕФА

Если против вас игрок, блефующий слишком много, вам лучше ещё дальше
провоцировать его, нежели пытаться остановить. Возьмем пример, аналогичный
приведённому ранее с обменным покером. Вновь вы как дилер открываете торги с двумя
тузами или пусть даже дамами, а агрессивный игрок, который вначале спасовал, теперь
уравнивает ставку. Этот игрок берёт одну карту, и вы уверены, он рассчитывает на
приход. Поскольку вы хотите, чтобы он блефовал, вам лучше взять три карты, пусть даже
во вред себе, но зато этим вы покажете, что у вас всего одна пара. Теперь, если он
поставит, вы уравняетесь. Даже если вы лишь чуть-чуть увеличили желание оппонента
поблефовать, всё равно вам удалось спровоцировать блеф, а это уже плюс. Вы
приобретаете больше шансов выиграть эту партию, если уравняете последнюю ставку
оппонента, чем при любом другом варианте.

Точно так же, как вы пытаетесь остановить блеф, изображая силу, вы стараетесь
провоцировать блеф, представляя слабость.

Предположим, у вас сильная пара на закрытых картах в холдеме, и с запуском шестой карты
прикуп выглядит как-нибудь вроде 9♦, 9♣, 6♠, 2♥.

Вам следует пасовать после оппонента, который спасует, если вы хотите вынудить его
блефовать в конце. Единственная опасность такой тактики состоит в том, что вы даёте
оппоненту бесплатную карту. Если у него есть туз, любой туз в конце даст ему лучшую
руку. Однако если у него небольшая пара, шансы целых 21 к 1, что он не поднимется до
тройки. Конечно, если оппонент пытается провести слоуплей на трёх 9-х, ваша карта уже
бита, и вы спасаете ставку. Вопрос, который надо задать себе, это желаете ли вы сделать
ставку на шести картах, чтобы не дать ему карту бесплатно, или же стоит провоцировать
блеф в конце.

Иногда провоцирование блефа почти то же самое, что слоуплей.

Возьмем такой расклад из семикарточного разза.
Вы: A♥, 3♠ закрытые и 2♥, 3♣ открытые.
Оппонент: две закрытых и 8♦, 2♠ открытые.

У вас лучшее из того, что может прийти на первых четырёх картах. И всё же частенько
следует спасовать и уравняться, когда оппонент сделает ставку. Помимо того, что вы
маскируете свою комбинацию, вы провоцируете блеф в следующем круге торговли.

Когда вы провоцируете оппонентов на блеф, не стоит уводить их слишком далеко от
правильной стратегии блефа. Все, что вы хотите, это заставить их блефовать значительно
чаще, чем нужно. Естественно, вы никогда не будете тормозить блеф игроков, которые
блефуют слишком много. Однако правильным может оказаться провоцировать блеф у
ребят, которые редко блефуют, если вы сумеете заставить их рисковать чаще, когда у них
нет шансов набрать комбинацию.

РЕЗЮМЕ

Игроки, которые блефуют примерно с правильной частотой, опасные противники,
поскольку они часто стимулируют вас делать неправильные ходы. Поэтому важно
стараться притормозить или спровоцировать блеф, дабы сбить оппонента с верной
стратегии блефа.

Обычно следует провоцировать блеф у игроков, которые уже поблефовали достаточно,
и тормозить блеф партнёров, которые и так блефуют слишком мало.
В первом случае вам придётся уравняться, если оппонент сделает ставку. Провоцируя
блеф, вы увеличиваете свои шансы выиграть эту последнюю взятку, поскольку оппонент
вместе с блефом будет ставить на большем количестве комбинаций, которые вы сможете
побить - без блефа их было бы меньше.

Во втором случае, играя с партнёром, который блефует слишком мало, вы чувствуете,
что вам придётся скинуться, если он сделает ставку, даже несмотря на то, что остается
некоторый шанс его блефа. Остановив его блеф, вы сокращаете шансы оппонента на
выигрыш, поскольку он будет ставить только при готовой комбинации, и тогда вы можете
спокойно сбрасываться.

Помимо искусственных приёмов, вы можете провоцировать блеф, показывая слабость
в начале торговли; ну а остановить блеф на ранней стадии можно, продемонстрировав
силу. Таким образом, провоцирование блефа несколько сродни медленному подъёму, а
остановка блефа чем-то напоминает полублеф.

Когда вы провоцируете блеф, вы планируете уравняться, если оппонент сделает
ставку, поскольку вы увеличили ему возможность блефа. Когда же вы тормозите блеф, вы
предполагаете скинуться, если оппонент сделает ставку, поскольку вы уменьшили или
практически свели к нулю шансы того, что он будет блефовать.

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 21

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 21

ОДИН НА ОДИН В КОНЦЕ ПАРТИИ

Большинство концепций, которые мы обсуждали до сих пор, относятся к ситуациям,
когда должны подойти ещё карты из колоды и в игре скорее всего больше двух игроков.
Однако если битва за банк продолжается от схватки за анте до финального вскрытия, в
конце концов наступает последний круг торговли, и чаще всего в нем остаются два
игрока. И в этом последнем круге после того, как все карты уже сданы, иногда
приходится применять тактику, полностью отличную от той, которая использовалась в
начальной стадии торговли. В данной главе мы обсудим эти тактические приёмы. Они
относятся к любой финансово лимитированной игре с одним победителем (исключая
поэтому хай-лоу-сплит), когда двое игроков остаются один на один в конце партии.

БЛЕФ В КОНЦЕ ПАРТИИ

Два основных условия определяют ваше поведение, когда вы остаетесь один на один в
конце партии: первое - это удалось вам или нет собрать нормальную комбинацию, и
второе - это находитесь ли вы в первой или последней позиции. Без нормальной руки
против оппонента, обладающего таковой, вы не можете выиграть иначе, как на блефе -
когда вы делаете ставку или поднимаете ее, вынуждая оппонента сдаться. Нет надежды
выиграть пасом или уравниванием. Решение, стоит или нет попробовать блеф в конце
партии, подчиняется той же логике, что и любая другая ставка. Вы должны решить,
имеет ли эта попытка положительное ожидание. Если банк $100, и вы ставите $20 на
ничем, вы должны быть уверены, что оппонент скинется более, чем один раз из шести,
тогда можно заработать. Так, если оппонент скинется раз из пяти, вы потеряете в среднем
четыре раза по $20, но разок выиграете $100 с суммарной прибылью $20 или $4 со сдачи.
Однако если оппонент скинется один раз из семи, вы потеряете шесть раз по $20, а
выиграете один раз $100 с суммарной потерей $20, что в среднем составляет минус $2.86
со сдачи. Сработает ли блеф достаточно часто, чтобы быть выгодным, зависит, как и в
концовке большинства игр, от точной оценки того, как, скорее всего, поступит оппонент.

Проскочить в конце партии на блефе достаточно непростая задача, но ещё сложнее
ваше положение, если вы поднимаете ставку на блефе. Для того, чтобы играть с
прибылью, оппонент должен скидываться гораздо чаще при подъёме на блефе, потому
что вы делаете двойную ставку. Предположим, как в последнем случае, в банке $100, и
оппонент ставит $20. Вы уравниваете его $20 и поднимаетесь на блефе ещё на $20. Со
ставкой оппонента $20 банк увеличился до $120, но вы делаете $40 капиталовложение в
надежде, что он скинется. Поскольку теперь вы получаете только 3 к 1 за ваши деньги,
оппонент уже не должен скидываться уже не чаще раза из шести, а чаще раза из четырёх,
чтобы игра была выгодной для вас. Тем не менее, уравнивая ваш подъём на блефе,
оппонент получает 8 к 1 за свои деньги. $100, уже находящихся в банке, плюс начальная
ставка оппонента $20, плюс ваши $40 за уравнивание и подъём дают сумму $160 за $20
оппонента. Поэтому, как мы отмечали в главе о подъёме, только очень прижимистый
оппонент, способный на супержёсткий сброс, сбросит нормальную карту в такой
ситуации. Средний игрок почти всегда уравняется. Единственный раз подъём на блефе
может пройти - это когда вы правильно угадали, что у них самих нет ничего. Однако в
большинстве случаев, если противник делает ставку и у вас ничего нет, лучшим ходом
для вас будет сдаться.

Давайте рассмотрим стратегию торговли один на один в конце партии, когда у вас
нормальная рука. У вас либо первое, либо последнее слово, и как мы уже отмечали,
стратегия меняется соответственно вашей позиции. Начнем с рассмотрения стратегии в
последней позиции, которая не так сложна, как первая.

ИГРА НА ПОСЛЕДНЕЙ ПОЗИЦИИ

ИГРА НА ПОСЛЕДНЕЙ ПОЗИЦИИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПРОТИВНИК СКАЗАЛ ПАС

Когда вы в последней позиции, оппонент либо спасует, либо сделает ставку. Первое:
что вам делать, если оппонент сказал пас? Кто-то ответит, что надо ставить, если вы
думаете, что у вас лучшая рука. Но это совсем не так. Вероятность того, что у вас лучшая
рука, может достигать целых 90% и выше, но всё равно вам не обязательно делать ставку.

Возьмем следующий расклад из семикарточного стад-покера (* Хотя в этом примере вы не в последней позиции, я использую его, поскольку он в весьма сжатой форме иллюстрирует этот принцип).

Вы: 7♦, 7♣ закрытые; J♦, J♥, J♣, J♠ открытые и A♠ закрытый
Оппонент: две закрытых; 7♥, 8♥, Q♦, 2♣ открытые и одна закрытая.

С четырьмя валетами у вас колоссальные шансы иметь лучшую руку, но ни в первой,
ни во второй позиции, наверное, не стоит ставить на этой руке в конце партии по той
простой причине, что ваша ставка не имеет абсолютно никакого положительного
ожидания. Поскольку ваши четыре валета открыты для всего света, оппонент скинется на
любой комбинации, какая у него может быть, за исключением разве четырёх дам или
стрит-флеша в червях. С любой из этих комбинаций он поднимет ставку. Поэтому ваша
ставка не даёт никакого выигрыша, а только проигрыш.

Такая весьма очевидная ситуация указывает на основное различие между игрой в
последнем круге и на ранних стадиях торговли. Если ожидается ещё одна карта, вы без
тени сомнений сделаете ставку на четырёх валетах, чтобы не дать оппоненту возможность
получить бесплатную карту и опередить вас. Ваша ставка обязывает его либо скинуться и
тем самым оставить всякую надежду перетянуть вас, либо уравнять ставку, заплатив
таким образом за этот призрачный шанс. Однако когда все карты сданы, ставка ради
ликвидации бесплатной карты уже не нужна. Поэтому если вы теперь всё-таки решили
ставить на вашей руке, вы больше не спрашиваете, каковы ваши шансы иметь лучшую
руку, - вас интересует, каковы шансы выиграть последнюю взятку, если вас уравняют.

Это различие может показаться ничтожным, но это вовсе не так. На самом деле оно
определяет успех игры - то есть выигрыш или спасение лишних ставок, - когда вы
оказываетесь один на один с противником в конце партии. Возьмем весьма типичную
ситуацию. Предположим, у вас три одинаковых в семикарточном стаде, и вы знаете, что
оппонент тянет на флеш, и ничего больше у него нет. Положим, шансы на то, что он не
сделает флеш на последней карте, 4 к 1, что означает, у вас на 80% больше шансов иметь
лучшую комбинацию. Однако если оппонент пасует, вам явно не нужно делать ставку,
поскольку как и в случае с четырьмя открытыми валетами, ставка не имеет
положительного ожидания. Оппонент скинется, если не наберёт флеш, и уравняется или,
возможно, поднимет ставку, если наберёт его. Поэтому несмотря на то, что ваши шансы
иметь лучшую комбинацию на 80% больше, вы становитесь слабейшим, если делаете
ставку, а ее уравнивают. Повторяясь, отметим, что решение ставить до кучи на
нормальной руке в конце партии должно основываться не на ваших шансах иметь
лучшую руку, а на ваших шансах выиграть последнюю ставку, если вас уравняют.

Если вы ставите в рост в конце партии после того, какоппонент сказал пас, вы должны
полагать, что ваша рука имеет шансы на выигрыш лучше, чем 50 на 50, когда вас
уравняют. На самом деле вы должны считать, что она имеет по крайней мере 55% шансы
выиграть, чтобы компенсировать те случаи, когда оппонент собирается осуществить пасподъём. С тройкой против незавершённого флеша вы, несомненно, фаворит, но вы
теряете лидерство, если противник уравнивает вашу ставку. И всё же, чтобы ставка в
последнем круге оказалась выгодной, вам очевидно нужно быть фаворитом даже если
противник примет вашу ставку.

В то же время не стоит доводить этот принцип до такого предела, чтобы ставить
только когда у вас неубиенная комбинация (лок = lock), поскольку тогда вы не выиграете
множества последних ставок, которые должны быть ваши. Чтобы ставить в конце после
того, как оппонент сказал пас, необходимо всего, чтобы вы были фаворитом, когда
противник уравняет вас. Таким образом, если вы считаете, что вы только на 60% впереди,
когда вас уравняют, вам несомненно нужно делать ставку, даже несмотря что вы знаете,
существует 40% шанс, что оппонент побьёт вашу карту, если уравняется. Ваша ставка всё
равно имеет положительное ожидание. После десяти таких ставок вы в среднем
выиграете шесть и проиграете четыре с итоговым плюсом в две ставки. Даже если одна из
четырёх потерь пришлась на пас-подъём, который вы уравняли, вы всё равно
выигрываете шесть ставок, теряя пять, что в сумме даёт плюс одну ставку.

В качестве конкретного примера таких довольно близких решений предположим, что
вы играете в обменный покер, оппонент стоит спокойно, ничего не меняя, а затем пасует,
когда вы вытягиваете одну карту. Поскольку оппонент стоял без обмена, вы вполне
уверены, что нарвались на стрит, флеш или фулл-хаус. И всё же оппонент спасовал перед
вами. Вы знаете, что он бы уравнялся практически на любой из этих комбинаций.
Следовательно, вы можете ставить, имея на руке стрит от туза или даже от дамы,
поскольку оппонент, возможно, сам торгуется на малом флеше или чуть лучше. Поэтому
шансы за то, что у него стрит младше вашего. Конечно же, вы можете проиграть при
вскрытии, но со стритом от дамы у вас достаточное преимущество, чтобы обезопасить
свою ставку.

ИГРА НА ПОСЛЕДНЕЙ ПОЗИЦИИ ПОСЛЕ СТАВКИ ОППОНЕНТА

Теперь рассмотрим варианты ходов в последней позиции, когда противник не дал вам
свободно уравняться, а сам делает ставку. После этой ставки вы можете либо сброситься,
либо уравняться, либо поднять ставку.

Сброситься или уравняться - относительно прямолинейная задача Вопрос стоит так:
действительно ли шансы выиграть банк у вас выше шансов банка, которые вы получаете,
и почему. Потому ли, что ваша рука лучше, чем у оппонента, или потому что он блефует?

Если вы думаете, что ваши шансы лучше, уравнивайтесь. Если нет, сбрасывайтесь.
Если вы думаете о подъёме после ставки оппонента, вы должны задать себе тот же
вопрос, который бы задали перед тем, как сделать ставку, если бы оппонент спасовал, а
именно: каковы шансы выиграть эту дополнительную ставку, если вас уравняют?
Подниматься стоит только если вы считаете, что вы фаворит на 55%, поскольку вас может
ожидать вариант вторичного подъёма. Фактически можно полагать, что подъём
оппонента в конце партии без высшей комбинации подразумевает, что вы надеетесь 2 к 1
на эту последнюю ставку, особенно если противник способен дальше поднять ставку на
блефе. Если вы поднимаете ставку и противник поднимает тоже, вы обычно теряете две
ставки, но если он уравнивается, вы выигрываете только одну ставку. Безусловно, такое
рассуждение не подходит к игроку, который никогда не повышает дальше ставку на
блефе. Если такой игрок всё же повышается дальше, вы можете смело выкидывать свои
карты, зная, что они биты.

Перед тем, как повышать ставку в конце партии, вы должны также прикинуть общую
дееспособность вашего оппонента. Если он сделал начальную ставку, средний игрок
ответит на ваш подъём почти всегда. Поэтому вам явно не стоит пробовать подъём на
блефе. Однако вам следует подниматься на любой руке, которую вы считаете достаточно
обнадеживающей выиграть последнюю ставку, поскольку вы можете быть вполне
уверены, что это окупится. Стойкие игроки, с другой стороны, часто начинают
нормально, ставя хорошие монеты, но потом они способны сброситься, не дав вам ни
цента, если вы поднимете ставку. Поэтому в игре с ними подъём на блефе имеет неплохие
шансы. Однако если вы поднимаете ставку до кучи против стойких игроков, вам нужна
лучшая рука, чем против средних игроков, поскольку если первые намерены уравнять
ваш подъём, у них скорее всего сильная рука. При близких решениях вы не должны
поднимать стойких игроков в конце так же часто, как слабых или средних игроков,
потому что вы не выиграете эту дополнительную ставку достаточно стабильно, чтобы
такая тактика была выгодной. Стойкие игроки обычно либо скидывают карту, которую
вы могли бы побить, либо уравниваются на карте, побить которую вы были бы не в
состоянии.

Занятно, но подъём порой может оказаться правильным ходом против игрока мирового
класса, если у вас рука, которая лишь сравнительно хороша. Ключевой фактор здесь
состоит в том, что, возможно, ваш подъём приведёт к тому, что оппонент сбросит
некоторые комбинации, которые окажутся лучше вашей. Предположим, у вас рука,
которой вы даёте 52% шансов на выигрыш, если уравняетесь, но небольшие шансы на
победу, если вы поднимете ставку и вас уравняют. Тем не менее, будет правильно
подняться, если вы полагаете, что в этом случае оппонент выбросит некоторые
комбинации старше вашей. Если ваш анализ правилен, то подъём ставки может повысить
ваши шансы с 52% до 65-70%, и если банк достаточно велик, эти добавочные 13-18%
обеспечивают вашему подъёму положительное ожидание. Помните, Однако что такую
тактику можно пытаться применять только против суперзвезд. Против средних и хороших
игроков, а также в большинстве случаев и против суперзвезд, основная формула подъёма
в конце партии остается прежней: Поднимайтесь только если у вас больше шансов
выиграть эту дополнительную ставку, когда оппонент уравняется.

Подводя итоги игры на последней позиции после того, как оппонент сделал ставку,
можно сказать, что у вас три варианта: сбрасываться, уравниватьтся или подниматься.
Обычно надо сбрасываться, когда шансы на выигрыш меньше шансов банка, которые вы
получаете. Так, если ваша рука имеет только 15% шансов на выигрыш, а в банке $80, вы
не имеете права уравнять $20 ставку. Однако ваши шансы на выигрыш не обязательно
должны быть более 50%, чтобы стоило уравниваться. Все, что необходимо, это чтобы
шансы банка, которые вы получаете, были выше, чем шансы выиграть при вскрытии.
Так, если вы думаете, что у вас шансы 30% и в банке $80, вы правильно уравняете $20
ставку, поскольку шансы банка, которые вы получаете, выше шансов показать лучшую
руку на вскрытии. Даже если вы решаете, что вы способны или не способны уравняться
на несовершенной руке, вы не обязательно этим лишаете себя возможности поднять
ставку. Против очень-очень хорошего игрока вы можете рассматривать вариант подъёма
даже на посредственной руке, если подъём имеет большее ожидание, чем сброс или
уравнивание - то есть, если он заставит оппонента сбросить достаточное количество
комбинаций лучше вашей. Всякий раз, когда вы последний и оппонент делает ставку,
перед вами всегда три альтернативы: сброситься, уравняться или поднять ставку.
Правильная из них та, которая обеспечит вам наивысшее математическое ожидание.

ИГРА НА ПЕРВОЙ ПОЗИЦИИ

Когда вы на первой позиции с нормальной рукой, у вас четыре варианта выбора.
Первый - это спасовать с намерением подняться, если оппонент сделает ставку. Второй -
выступить ставкой. Третий - спасовать с намерением уравняться, если оппонент сделает
ставку. И четвёртый - это спасовать и сброситься, если оппонент сделает ставку.

ПАС-ПОДЪЁМ НА ПЕРВОЙ ПОЗИЦИИ

С очень сильной рукой ваш выбор сводится к тому, чтобы попробовать пас-подъём или
же выступить ставкой. Ключевыми факторами для принятия решения, стоит ли
попробовать пас-подъём, являются следующие: 1) шансы, что оппонент сделает ставку,
если вы спасуете, и 2) шансы, что оппонент уравняет ваш подъём. Второй фактор так же
важен, как и первый, потому что если нет шансов, что оппонент уравняет ваш подъём,
тогда обычно не следует пасовать, поскольку вы рискуете не выиграть даже одной взятки,
если соперник спасует после вас. Однако почти все, кроме самых стойких игроков,
скорее всего уравняют ваш подъём после того, как вы спасовали, а они сделали
начальную ставку. Может быть, немного поворчат, но всё равно сделают это.

В играх с пределом решение, идти ли на пас-подъём или выступить ставкой,
обусловлено точной формулой. Для простоты предположим, вы знаете, что у вас лучшая
рука. В первую очередь надо определить, в каком проценте случаев оппонент уравняется,
если вы поставите. Это одна сторона уравнения. Теперь определите, в каком проценте
случаев оппонент поставит, если вы спасуете, а затем сбросится, когда вы поднимете
ставку. И наконец определите, в каком проценте случаев оппонент поставит, если вы
спасуете, а затем уравняет ваш подъём. Теперь удвойте последний процент. Если сумма
последних двух процентов больше первого, тогда идти на пас-подъём правильно.

Эта формула может показаться чересчур громоздкой, но на самом деле это не так.
Положим, вы думаете, что 70% за то, что оппонент уравняется, если вы сделаете ставку.
Но вы также полагаете, существует 40% шанс, что он сделает ставку, если вы спасуете, и
уравняет ваш подъём, презентуя вам двойную ставку; и возможно, ещё 10% за то, что он
поставит, если вы спасуете, но скинется, если вы поднимете ставку. Поскольку вы
выиграете две ставки в 40% случаев, когда вы пасуете, вы удваиваете эту цифру до 80 и
добавляете оставшийся 10% шанс за то, что он поставит, когда вы спасуете, но скинется,
когда вы поднимете ставку. В сумме это даёт 90, а поскольку 90 больше 70% шанса, что
оппонент уравняет вашу ставку, правильно проводить пас-подъём.

Можно посмотреть на эту проблему и по-другому, с точки зрения матожидания.
Положим, вы ставите 100 раз и пасуете с намерением подняться 100 раз. В предыдущем
случае вы выиграете 70 ставок; в последнем вы выиграете 80 ставок, когда оппонент
ставит и уравнивает ваш подъём, и ещё 10, когда он ставит и сбрасывается, что в сумме
даёт 90 ставок. Вы выигрываете на 20 ставок больше за счёт пас-подъёма, так что пасподъём имеет большее матожидание, чем просто ставка.

Большинство игроков недостаточно проводят пас-подъём в конце партии. Они охотнее
погонятся за одинарной ставкой в надежде, что их уравняют. Однако стоит пойти на
небольшой шанс потерять одну ставку, когда есть хороший шанс заработать две.
Поскольку большинство игроков автоматически уравняют подъём, когда вы проводите
пас-подъём, вы можете упростить вышеприведённую формулу. Вообще говоря, следует
пасовать с намерением подняться, если вы полагаете, что шансы на то, что оппонент
поставит, когда вы спасуете, по крайней мере равняются половине шансов за то, что он
уравняется, когда вы поставите. Также не стоит расстраиваться, если вы иногда пасуете, и
оппонент пасует после вас. Пас-подъём - это игра на длинную дистанцию, как и все
остальное в покере. Если вы знаете, что выиграете две ставки в конкретной ситуации
больше, чем в половине случаев, когда вы выиграете одну ставку, значит, ваш пас
правилен, даже если он не сработал. Иногда вам даже идет в плюс то, что пас-подъём не
сработал. Поскольку оппоненты заметили, что вы уже разок спасовали на хорошей руке,
они станут немножко скромнее ставить после вас в следующих сдачах, таким образом
спасая вам взятки на второсортных руках, с которыми вы собирались уравнивать, когда
они поставят.

Пас-подъём в конце партии лучше всего срабатывает против категории от средних до
хороших игроков. Следует меньше применять его против слабых и упертых игроков.
Слабые игроки имеют тенденцию слишком часто уравниваться, когда вы ставите, в конце
партии, поэтому вам надо быть весьма уверенным в том, что они сделают ставку, чтобы
пас-подъём был выгоден. Например, если вы уверены, что оппонент уравняется , когда вы
поставите, вы должны более, чем на 50% быть уверены в том, что он поставит, если вы
спасуете; только после этого можно рассматривать вариант пас-подъёма. И даже 50% не
достаточно хорошо, пока вы не убедитесь также, что оппонент уравняется, если вы
поднимете ставку (что, естекственно, наиболее расположен сделать слабый игрок).

Против упертых игроков затевать пас-подъём нужно реже, поскольку в конце партии
они склонны ставить не так часто, как уравниваться, и зачастую они сбрасывают карты,
когда вы поднимаете ставку. Таким образом, шансы выиграть двойную ставку на пасподъёме уменьшаются.

Существует всего один важный случай, когда можно отойти от основной формулы пасподъёма: это когда вы думаете, что можете выиграть три ставки в результате того, что вы
поставили, вас подняли, а затем вы подняли ещё дальше. Классический пример такой
ситуации против среднего игрока в семикарточном стаде: по открытым картам похоже,
что у вас стрит, а на самом деле у вас невидимый фулл-хаус, а у оппонента, возможно,
флеш. Вы делаете ставку якобы на стрите, оппонент поднимает ее на своем флеше, и вы
выбиваете его из седла, вторично поднимая ставку.

ИГРА НА СРЕДНИХ И ХОРОШИХ КОМБИНАЦИЯХ В ПЕРВОЙ ПОЗИЦИИ, БУДУЧИ ФАВОРИТОМ

В первой позиции если у вас комбинация от средней до хорошей и она
недостаточно сильна, чтобы попробовать пас-подъём, у вас три варианта выбора: сделать
ставку; сказать пас и уравняться, если противник сделает ставку; и спасовать и скинуться,
если он сделает ставку. Какие ходы вы предпочтете в каждой заданной ситуации, зависит
не столько от силы вашей руки, скольку от математического ожидания каждого хода. А
ожидание в свою очередь зависит от вашей способности оценивать стиль игры оппонента
и от того, что он, по всей вероятности, сделает в данной конкретной ситуации. Некоторые
игроки ставят чаще, чем уравниваются, другие уравниваются чаще, чем ставят, но есть и
другие, очень зажатые товарищи, которые ставят только, когда уверены, что их карта
сильнее. Поэтому торговля на первой позиции зависит от знания оппонента.

Ниже приводятся общие правила для каждого типа игры.

Если ваша рука стоит или практически стоит того, чтобы на ней уравняться, если вы
спасовали, а противник сделал ставку, вам следует поставить, если противник
предпочитает уравниваться чаще, чем ставить - привычка, типичная для большинства
игроков.

Если ваша рука достойна уравнивания, вам следует спасовать и уравняться, если
оппонент предпочитает чаще делать ставки, нежели уравниваться. Как мы увидим, такой
игрок обычно принадлежит к типу, который может попробовать блефануть после того,
как вы спасовали в первой позиции.

Пасовать и скидываться следует, когда вы не фаворит, если вас уравняют, и когда
оппонент принадлежит к типу, который ставит практически только если у него рука
лучше вашей. Такой игрок вряд ли станет уравниваться , если у него рука хуже вашей.
Однако поскольку такой тип будет ставить только на карте, которая явно бьёт вашу,
деньги, которые вы сэкономите, сбросившись после его ставок, больше тех нескольких
ставок, которые вы можете заработать, поставив и уравняв его слабые комбинации.

Ключевым фактором при решении, что делать в первой позиции - пробовать пасподъём, делать ставку, пасовать и уравниваться, или же пасовать и сбрасываться, - как мы
уже видели, является то, какой из ходов имеет наибольшее положительное или
наименьшее отрицательное матожидание.

Предположим, что по оценке от 0 до 100 баллов ваша рука тянет на 80 – хорошая рука,
но не шикарная. У оппонента что-нибудь от 0 до 100, причем каждая рука примерно в
равных условиях. Тогда, если вы сделаете ставку, вы будете фаворитом примерно 4 к 1, но
это ещё не все. Вопрос в том, на каких руках оппонент уравняется? Если он уравняется
только на руках 75 и выше, вы явно в проигрышном положении, если поставите. А именно,
против вас 4 к 1, потому что в 20 сдачах рука оппонента будет сильнее, а ваша только в
пяти.

Скажем, вы знаете, что оппонент уравняется при силе руки 57 и выше. (Конечно же,
здесь мы поступаем весьма гипотетично, поскольку ни один игрок не знает своего
оппонента так точно.) Если оппонент уравняется на руках от 57 и выше, это означает, что
если вы поставите, то выиграете 23 раза -- когда у оппонента будет рука 57-79, а проиграете
20 раз – когда у него будет рука 81-100. Таким образом, вы будете фаворитом 23 к 20, если
поставите.

Однако это не означает, что правильно будет поставить. У вас всё равно пока
недостаточно информации. Вы также должны узнать, на каких руках оппонент будет
делать ставки, если вы спасуете. Положим, оппонент поставит на руках 62 и выше, если вы
спасуете (что означает, вы провороните ставку, если у него будут руки 57-61), но он также
поставит на руках 0-10. Таким образом, есть одиннадцать рук, на которых оппонент будет
блефовать. И опять же, есть 20 рук, которым вы проиграете (руки 81-100), но теперь вместо
23 вы сможете побить уже 29 его комбинаций: это 0-10 и 62-79. Таким образом, если вы
пасуете и уравниваетесь, когда оппонент делает ставку, у вас шансы 29 к 20 оказаться на
вскрытии с лучшей рукой. Ясно, что в последнем круге торговли лучше играть, будучи
фаворитом 29 к 20, нежела 23 к 20. Поэтому правильной игрой здесь будет пасовать и
уравниваться. Отсюда такое правило: пасуйте и уравнивайтесь, когда оппонент ставит
чаще, чем уравнивается. Пасуя против такого противника, вы увеличиваете свои шансы
выиграть последнюю взятку.

Предположим, вы всё же небольшой фаворит, когда делаете ставку. Снова у вас рука
80, а новый оппонент станет уравниваться с рукой от 57 и выше. Но этот оппонент гораздо
скромнее предыдущего, и вы знаете, что он будет ставить только на руках от 81 и выше.
Как играть? Вначале может показаться правильным спасовать и скинуться, если оппонент
сделает ставку, поскольку всякий раз, как он ставит после вас, у него более сильная
комбинация. Однако, если вы пасуете, то делаете ставку фифти-фифти фаворитной 23 к 20,
что не может быть правильным. Букмекеры остаются в бизнесе не только за счёт
решительности. Поставив так 43 раза, вы в среднем будете впереди на 3 единицы.
Следовательно, ни при каких обстоятельствах не может быть правильным пасовать и
сдаваться, когда вам суждено выиграть, если оппонент вас уравняет. Как фавориту 23 к 20,
вам надлежит делать ставку. Единственный раз, когда пас может оказаться правильным,
это когда вы не уверены, фаворит ли вы на самом деле, и когда вы остерегаетесь подъёма,
который придётся уравнять.

ИГРА НА РУКАХ ОТ СРЕДНИХ ДО ХОРОШИХ НА ПЕРВОЙ ПОЗИЦИИ, КОГДА ПРЕИМУЩЕСТВО НА СТОРОНЕ ПРОТИВНИКА

В случаях, когда, по вашему мнению, вы потенциально проигрываете, если вас
уравняют, решение, ставить или пасовать, становится ещё более деликатным. Положим, в
банке $60 с пределом ставок $10-$20, и снова у вас рука 80. Но на этот раз вы знаете, что
оппонент уравняется только с комбинацией от 65 и выше. Таким образом, шансы проиграть
у вас 20 к 15, если оппонент уравняет ставку. Также вам известно, что если вы спасуете,
оппонент сделает ставку с рукой от 70 и выше. Как играть?

В качестве потенциально проигравшего можно подумать, что надо пасовать. Но что вам
делать, если оппонент поставит после вашего паса? Поскольку в банке $60, плюс
оппонентские $20, вы получаете шансы банка $80 к $20 или 4 к 1, а как мы сказали,
оппонент будет ставить на комбинациях 70-100. У вас рука 80, поэтому вы проиграете в 20
сдачах, а выиграете в 10. Поскольку вы получаете 4 к 1 из банка, а шансы потенциального
проигрыша всего 2 к 1, ясно, что надо уравняться, если оппонент сделает ставку.

Посмотрим вновь, что случится, если вы сделаете ставку. Оппонент уравняется на
руках 65-100. Делая ставку, вы добавляете пять выигрышей – когда у оппонента будет рука
65-69 – к вашим потенциальным возможностям. Вместо того, чтобы идти с шансами
проигрыша 20 к 10 в случае вашего паса, вы вступаете с шансами 20 к 15, поскольку вы попрежнему проигрываете в 20 сдачах, но теперь вы выигрываете в 15 вместо 10. Поэтому
правильно будет поставить, поскольку ставка здесь делает вас менее уязвимым, чем пас.
Ваша рука стоит того, чтобы на ней уравняться, а оппонент будет уравниваться на большем
количестве комбинаций, чем ставить. (Такая игра несколько напоминает сплитование 8-к в
блэкджеке против 10 дилера. Потенциально вы всё равно проигрываете, но меньше, нежели
если бы просто тянули карту.)

Предположим, что при банке $60 у вас снова рука 80, и оппонент опять будет
уравниваться на руках от 65 и выше. Но этот оппонент будет ставить только на руках от 82
и выше. Как играть?

В предыдущем случае вам реально не нравилось ваше положение. Там вам
приходилось делать ставку, будучи в потенциальном проигрыше 20 к 15 только потому, что
уравнивание давало 20 к 10. Но в данном случае, когда вы по-прежнему в проигрыше 20 к
15, если сделаете ставку, вам не стоит беспокоиться по поводу уравнивания. Всякий раз,
как оппонент сделает ставку, вы знаете, что ваша карта бита, поскольку он ставит только на
руках 82 и выше. Естественно, вы не хотите ставить с потенциальным проигрышем, когда
вы не обязаны этого делать, поэтому правильно в данном случае будет спасовать и сдаться,
если оппонент сделает ставку. Вы теряете ставку 15 раз, когда у оппонента рука 65-79 и он
пасует после вас, но спасаете ставку 20 раз, когда у него рука 81-100. Спасаете вы больше,
чем жертвуете. Пас с последующим сбросом имеет большее матожидание, чем ставка с
потенциальным проигрышем 20 к 15.

Любопытная ситуация возникает, когда вы в потенциальном проигрыше при
уравнивании, а оппонент ставит после вашего паса только на нескольких комбинациях,
которые вы можете побить. Может показаться, что правильно будет спасовать и сдаться,
если оппонент сделает ставку. Однако, часто выходит так, что тактикой максимального
матожидания будет сделать ставку на своих ущербных комбинациях, даже несмотря на то,
что в случае вашего паса вы не смогли бы уравняться, если оппонент сделает ставку. В
зависимости от размеров банка, такая ситуация возникает, когда оппонент уравнивается на
многих комбинациях, которые вы можете побить, а ставит только на нескольких, которые
вы в состоянии побить.

Пусть в банке $60, и у вас рука 80. Вы знаете, что оппонент уравняется на руках от 65 и
выше (помним, что цифры здесь совершенно гипотетические в целях иллюстративности),
но поставит только на руках больше-равно 76. Таким образом, если вы спасуете на руке 80,
а оппонент сделает ставку, у вас будут потенциальные шансы проиграть партию 20 к 4 или
5 к 1. Поскольку вы получаете шансы банка $80 к $20, что равняется 4 к 1, уравниваться вы
не можете. Однако, если вы сами делаете ставку, вы добавляете 11 выигрышей к вашему
будущему – когда у оппонента руки 65-75. Так создаётся ситуация, когда у вас
благоприятные шансы с банка.

Вот как эта ситуация выглядит математически. Вспомним: мы знаем, что оппонент
уравняется на руках от 65, но поставит, только имея 76 и выше. Все комбинации
равновероятны. Поэтому если вы спасуете и скинетесь, тогда из 100 сдач вы выиграете 76
раз по $60, когда его рука будет иметь силу 0-75, что в сумме эквивалентно $4560. Однако,
если вы сделаете ставку, вы выиграете 65 раз по $60 и 15 раз по $80, проиграв всего 20 раз
по $20. Это даёт $4700, что на $140 больше, чем вы бы выиграли, спасовав и сдавшись на
ставке оппонента. Следовательно, несмотря даже на то, что в ущербном положении вы не
уравниваете ставку оппонента в конце партии, иногда может быть правильно самому
сделать ставку, в зависимости от размеров банка и числа второсортных комбинаций, на
которых, по вашему мнению, противник уравняется.

И наконец, встречается несколько нестандартных ситуаций, когда банк достаточно
велик, а оппонент в меру скромен. Тогда может оказаться правильным пасовать и
уравниваться даже несмотря на то, что оппонент уравняет вас чаще, чем сам сделает
ставку. Это исключение, о котором мы упоминали раньше, из общего правила, которое
гласит, что надо ставить, если оппонент предпочитает уравниваться чаще, чем ставить
сам.

Предположим, у вас рука 80. Вы играете с пределом $10-$20, и в банке $200. Вы знаете,
что оппонент уравняется только на руках 75 и выше; поэтому вы в потенциальном
проигрыше 4 к 1, если сделаете ставку. Но вы получаете по крайней мере 10 к 1 из банка,
поэтому ставка будет оправданной. Однако, вы также знаете, что оппонент боится ставить
до кучи на многих комбинациях, которые могут побить вашу карту – скажем, на
комбинациях 81-90. Он сделает ставку на руках 91-100 и, возможно, иногда сблефует –
предположим, на руках 1-4. Даже несмотря на то, что противник предпочитает ставить
реже, чем уравниваться, и шансы банка, которые вы получаете, за то, чтобы уравняться на
вашей руке, тем не менее, в данном случае правильным решением становится пас. Причина
сего в том, что десять раз, когда у оппонента рука 81-90, вы экономите по $20, если он
пасует на лучшей руке после вас. Более того, если оппонент всё-таки делает ставку и вы её
уравниваете, у вас проигрышные шансы всего 10 к 4 или 2½ к 1 вместо 20 к 5 или 4 к 1 в
случае, если бы вы сделали ставку. Также этим вы ликвидируете возможность того, что вас
поднимут в ситуации, когда с учётом размеров банка вы практически будете вынуждены
уравняться.

Становится правильным спасовать и уравняться -- даже когда вы знаете, что оппонент
уравняется чаще, чем поставит, -- если, будучи в ущербном положении, вы полагаете, что
противник спасует несколько раз на лучших руках после вас. Также это правильно, если вы
боитесь подъёма.

Имейте, однако, в виду, что две последние из описанных ситуаций экстраординарны.
Большую часть времени применимы общие правила. Если ваша рука стоит того, чтобы на
ней уравняться, вы должны ставить, когда оппонент уравнивается чаще, чем ставит, и надо
пасовать и уравниваться, когда оппонент ставит чаще, чем пасует. Другими словами, надо
играть так, чтобы максимально часто выигрывать и реже проигрывать.

ИГРА В ПЕРВОЙ ПОЗИЦИИ НА ПРАКТИКЕ

Теперь давайте рассмотрим, как на практике осуществляется игра один на один в конце
партии.

Предположим, в дро-покере вы меняете три карты в первой позиции и набираете две
пары с тузами старшими. Оппонент меняет одну карту. У него уже может быть две пары, а
возможно, он тянет на стрит или флеш. Вы чувствуете, что этот тип игрока уравняется на
двух парах, если вы сделаете ставку, но сам будет ставить до кучи, если вы спасуете. Как
играть?

Ничего хитрого тут нет. Ясно, надо пасовать и уравниваться. Пасуя и уравниваясь, вы в
одной ситуации можете сэкономить взятку, а в другой заработать взятку. Имея на руках две
пары, противник уравняется, если вы сделаете ставку, и поставит, если вы спасуете. В
любом случае вы выиграете. Если он тянул на флеш или стрит и набрал его, он, конечно
же, поставит, если вы спасуете, но уравняется или, возможно, поднимет ставку, если вы
сделаете ее, - что будет стоить вам лишнюю взятку, если вы уравняете подъём. На пустой
руке противник не уравняет ставку, если вы сделаете ее, так что, поставив, вы ничего не
заработаете. Однако оппонент может поставить на блефе, если вы спасуете. Это
единственный вариант, когда вы выигрываете лишнюю взятку, спасовав и уравнявшись.
Поэтому пас и уравнивание имеют большее ожидание, чем ставка. И, повторяясь, скажу:
цель покера - выигрыш не банков, а денег; за счёт этих лишних взяток, которые вы
экономите или выигрываете, и делаются деньги.

А вот другая ситуация из обменного покера. Вы тянете одну карту к двум небольшим
парам, а оппонент три. Комбинация у вас не улучшилась. Вы знаете, оппонент подозревает,
что вы пытались натянуть флеш или стрит; и вы также знаете, что он игрок типа
сотрудника кассы взаимопомощи (pay station): всегда поддержит, уравняет вашу ставку,
чтобы «проверить вас на честность». Как играть?

Надо делать ставку. Если противник тянул три карты к крупной паре, у вас примерно на
71 процент больше шансов иметь лучшую руку. Всякий раз, когда у вас даже небольшое
преимущество против кого-то, кто, как вы полагаете, практически всегда намерен
уравниваться, надо ставить. В этом случае вы ставите фифти-фифти (even money), имея
преимущество в 71% или 5 к 2. Очевидно, что это ставка с положительным ожиданием,
даже несмотря на то, что вы ожидаете проиграть в 29% сдач.

Предположим, в холдеме у вас 10♠, 9♥, и в конце такой прикуп 10♣, 10♦, Q♠, 5♥, 2♣.

(Заметьте, что флешем не пахнет.) Ваше первое слово. Как играть?

Пожалуй, стоит выйти ставкой. Если у противника что-нибудь типа A,10 или K,10, или
J,10, вы проигрываете в любом случае. Если скажете пас, противник наверняка сделает
ставку, и придётся уравнивать. Если у него Q,10, можете потерять двойную ставку,
поставив изначально, поскольку он поднимет вашу ставку. С другой стороны, если у
противника карты типа 10,8 или 10,7, или 10,6, вы выиграете по-любому; если спасуете, он
скорей всего сделает ставку. Однако противник может иметь две весьма возможные
комбинации A,Q и K,Q, на которых он может и не поставить, если вы спасуете, но, весьма
вероятно, уравняется, если вы сделаете ставку. Поскольку похоже, что вы выиграете ставку
чаще, чем проиграете (если оппонент поднимется), ваша ставка имеет большее ожидание,
чем пас и уравнивание. В соответствии с ранее выведенными правилами, в этой ситуации
противник уравняется скорее, чем сделает ставку.

Заключительная серия примеров из лоуболла с обменом демонстрирует, как ваша игра
в конце партии в первой позиции меняется в зависимости от действий противника. Оба
игрока меняют по одной карте, и ваше первое слово.

ВЫ: 8♥, 4♦, 3♠, 2♣, A♦.

Против вас игрок, который сам не блефует, но всегда боится, что все остальные это
делают. Как действовать?

Надо ставить. Возможно, оппонент уравняется с лоу от дамы или лучше, хотя только
лоу от семерки или лучше может побить вашу карту. Поэтому оппонент может уравняться
на многих комбинациях, которые вы побьёте, и сравнительно на немногих, которые будут
выше вашей. С другой стороны, если вы спасуете, оппонент не поставит на большинстве из
этих проигрышных комбинаций. Поэтому, сделав ставку, вы выиграете скорее, чем сказав
пас.

Предположим, у вас такая же рука в обменном лоуболле против агрессивного, жёсткого
игрока, и ваше первое слово. Как вам играть?

В этом случае надо пасовать и уравниваться, поскольку похоже, что оппонент более
склонен ставить, нежели уравниваться. Помимо того, что этим вы бьёте несовершенные 8-ки (см. Словарь) оппонента, вы также сбиваете его блеф, чего вы не могли бы сделать,
выступив ставкой. Обычно, если вы делаете ставку, оппонент прощается с идеей блефа.
Вообще игрок, который ставит чаще, чем уравнивается, относится к типу игрока, который
не только ставит до кучи, но и блефует, скорее всего, чаще положенного. Поэтому когда вы
пасуете, оппонент может и блефовать, и ставить в рост банка.

Теперь предположим, что вместо совершенной лоу-восьмерки у вас следующая рука.

ВЫ: 10♣, 4♦, 3♠, 2♣, A♦.

Вновь против вас игрок, который никогда не блефует, но переживает, что все кругом
только этим и занимаются. У вас первый ход. Как играть?

Здесь надо пасовать и скидываться, если оппонент делает ставку. Поскольку ваша карта
бьёт только лоу от дамы, валета и десятки (проишрышные комбинации, на которых
оппонент бы уравнялся), теперь нет смысла ставить в рост, поскольку ваша карта бита уже
начиная с комбинации противника от лоу-девятки и лучше. А поскольку данный противник
никогда не ставит на блефе, приходится сдаваться, если он делает ставку. Тогда все шансы
за то, что ваша карта бита.

Против агрессивного игрока также следует пасовать, но если он сделает ставку, надо ее
уравнять, поскольку он может ставить на многих раскладах, которые бьются. Другими
словами, уравнивание против игрока такого типа будет иметь положительное матожидание.

ИГРА НА ПЕРВОЙ ПОЗИЦИИ В СООТВЕТСТВИИ С СИЛОЙ ВАШЕЙ РУКИ

Опишем игру на первой позиции с точки зрения силы вашей руки.

Если у вас лучшая рука или около того, у вас две альтернативы. Первая – делать ставку,
вторая – пас-подъём. Вы решаете, что выбрать, в соответствии с формулой пас-подъёма,
приведенной ранее. Однако если вы уверены, что у вас лучшая рука, но полагаете, что
противник поднимет ставку, если вы ее сделаете, тогда надо ставить, пытаясь выиграть три
ставки после того, как он поднимется и вы поднимете ещё раз.

Если у вас преимущество при уравнивании, но карта недостаточно хороша для пасподъёма, у вас два выбора – делать ставку или же пасовать, а затем уравниваться. Обычно
вы делаете ставку, если противник уравнивается чаще, чем ставит, и пасуете, а потом
уравниваете, если он ставит чаще, чем уравнивается.

Если ваша рука недотягивает при уравнивании до оппонента, у вас три выбора. Первый
– это поставить, второй – спасовать и уравняться, и третий – спасовать и сдаться. (Пасподъём на блефе – редкий вариант против очень стойких игроков, способных уйти,
несмотря ни на что.) Пасовать и уравниваться следует, если оппонент ставит чаще, чем
уравнивается, включая некоторые комбинации, которые бьёт ваша карта. Пасовать и
уравниваться следует также в том случае, если оппонент пасует во многих сдачах, когда он
мог бы побить вашу карту, но иногда блефует на комбинациях, которые бьёте вы. А
ставить надо, если у вас рука для уравнивания, но оппонент уравнивается чаще, чем ставит.

И, наконец, когда у вас нет практически никаких шансов на выигрыш в случае вашего
паса и ставки оппонента, или же вы в худшем положении, если вы сделаете ставку, а он
уравняет ее, тогда правильно будет спасовать и сдаться, если он сделает ставку.

РЕЗЮМЕ

Концепции, изложенные в этой длинной главе, сами по себе достаточно важны и в то
же время расплывчаты, чтобы их сформулировать в одном абзаце. По сути игра в каждой
конкретной ситуации зависит прежде всего от матожидания в ней.
  1. Игра на последней позиции
    1. Если у вас второе слово, когда все карты сданы, и оппонент делает ставку:
      1. Уравнивайтесь, если на вашей руке не стоит поднимать ставку, но на ней больше
        шансов выигрыша, чем шансы банка, которые вы получаете. Шансы вашего
        выигрыша представляют собой сумму шансов того, что оппонент блефует, плюс
        шансы того, что ваша карта может побить его значащую комбинацию.
      2. Поднимайте ставку, если оппонент по-прежнему останется в худшем положении
        после того, как уравняет ваш подъём. Поднимайтесь также на блефе, если
        полагаете, что этот номер пройдёт достаточно часто, чтобы иметь положительное
        матожидание. Рассмотрите также вариант подъёма на руке, которая кажется
        достойной уравнивания, если оппонент способен сбросить комбинацию лучше
        вашей; это может принести ещё одну взятку.
    2. Если у вас второе слово, когда все карты сданы, и оппонент пасует:
      1. Блефуйте, если полагаете, что это пройдёт достаточно часто, помня, что блеф
        имеет тенденцию срабатывать не так часто во второй позиции, как в первой.
      2. Ставьте до кучи, если вы фаворит с лучшей рукой, даже если противник уравняет
        вашу ставку. Не ставьте, когда силы ваших рук близки к паритету, дабы избежать пасподъёма.
  2. Игра в первой позиции
    1. Если у вас первое слово, когда все карты сданы, и очень сильная рука:
      1. Попробуйте пас-подъём, если оппонент делает ставку и уравнивает ваш подъём
        немножко чаще, чем он уравнивает вашу ставку, когда вы делаете ее.
      2. Выходите ставкой, если вы полагаете, что пас-подъём работает недостаточно часто,
        чтобы быть выгодным, или же когда вы считаете, что есть шанс выиграть три взятки
        в случае, если оппонент поднимет ставку, а вы вторично поднимите ее.
    2. Если у вас первое слово и плохая рука:
      1. Блефуйте, если вы можете прорваться на нем достаточно часто, чтобы иметь
        положительное матожидание.
      2. В противном случае пасуйте и сдавайтесь, если противник делает ставку.
    3. Если у вас первое слово и рука, которая должна выиграть в случае уравнивания, но
      недостаточно сильна, чтобы пробовать на ней пас-подъём:
      1. Делайте ставку, если оппонент уравнивается чаще, чем ставит, когда вы
        пасуете.
      2. Пасуйте и уравнивайтесь, если оппонент ставит чаще, чем уравнивается.
      3. Никогда не пасуйте с последующим сбросом.
    4. Если у вас первое слово на руке чуть хуже, чем у противника, и ставку вашу
      уравняли:
      1. Делайте ставку, если оппонент уравнивается чаще, чем ставит, -- при условии, что
        некоторые из комбинаций, на которых он делает ставку, когда вы пасуете, хуже
        ваших. Пасуйте и уравнивайтесь, если полагаете, что оппонент пасует после вас
        достаточно часто на комбинациях лучше вашей, но иногда может и блефануть с
        картой хуже вашей.
      2. Пасуйте и уравнивайтесь, когда оппонент ставит чаще, чем уравнивается, при
        условии, что с вашими шансами банка стоит уравниваться, если он действительно
        сделает ставку.
      3. Пасуйте и сбрасывайтесь, если противник практически никогда не делает ставки на
        руке хуже вашей.

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 22

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 22

ЧТЕНИЕ РУК (ИЛИ ПРОСЧЁТ КОМБИНАЦИЙ СОПЕРНИКА)

Способность читать руки – пожалуй, самое главное оружие покериста. Как гласит
Фундаментальная Теорема Покера, ключевая ошибка в покере заключается в том, чтобы
разыгрывать свою комбинацию отлично от того, как бы вы играли, зная, какая у оппонента
карта. Чем чаще вы разыгрываете свою комбинацию правильно на основе того, что есть у
оппонента, тем меньше вы отдаёте и больше выигрываете. Если бы вы каким-то образом
ухитрились быть в курсе, что у оппонента на каждой сдаче, практически вы не могли бы
проиграть, потому что всегда бы играли правильно. Отсюда следует, что чем лучше вы
читаете руки партнёров, тем плотнее вы приближаетесь к идеальной игре, а чем ближе вы
к идеальной игре, тем меньше вы теряете и больше выигрываете.

Чтение рук – это одновременно искусство и наука. Это искусство, потому что вы
должны знать своих оппонентов. Перед тем, как вы сможете технично анализировать руки
оппонентов, Вы должны отыграть с ними значительное время, увидеть, как они торгуются
против вас, а самое главное – пронаблюдать, как они разыгрывают свои комбинации в
партиях, где вы не участвуете. Даже если вы вне игры, не нужно расслабляться и терять
внимание. Вы хотите раскрыть стиль игры ваших противников на разных руках. Будет ли
данный игрок подниматься на сильной руке в ранней позиции, или же он применит
слоуплей? Станет ли он поднимать ставку на обмене? Как он играет на сильных
комбинациях в разных кругах торговли? Насколько часто он блефует? Чем больше вы
узнаете общих игровых особенностей и привычек игрока, тем легче будет вам угадать, что
он накопил в данной конкретной ситуации.

Как ни странно, не так сложно прочесть хороших игроков, чего нельзя сказать об армии
лохов. Когда ходит хороший игрок, обычно есть ощутимая причина для такого хода, и
ваша задача – разгадать эту причину, и на основе сего его руку. Но нет никакой системы в
игре слабого игрока, поэтому вы должны провести фундаментальную подготовительную
разведку, чтобы разгадать его руку. Тем не менее, играя твердо против слабых,
непредсказуемых партнёров, вы должны выиграть в конечном итоге. Рано или поздно
умелый, предусмотрительный, логичный покерист должен надрать голубчика, играющего
больше местом, на котором он сидит, чем головой. Последний может временно поймать
фарт, наменяв себе прокладку к дырявому стриту, выиграв на двух малых парах, когда в
стад-покере на паре тузов вы подняли ставку, ожидая подхода третьей карты, но судьбу не
обманешь – колесо Фортуны имеет свойство откатываться столь же быстро, как и
подкатило. Многие хорошие игроки расстраиваются, когда их перетягивает лох. Хотя
никогда не бывает приятно потерять банк, который вы обязаны были выиграть, тем не
менее вы должны приветствовать такие подвиги. Поздравьте красавчика, похлопайте его
по плечу. Окрылите его настолько, чтоб он играл ещё круче прежнего. Недолга песня
соловья - его денежки будут ваши.

Чем больше вы встречаетесь с игроками средне-хорошего уровня, тем легче становится
читать их карты, поскольку обычно они пасуют, делают ставки и поднимаются, исходя из
логики, и с определенным постоянством. Однако с ростом класса игроков способность
читать их руки перманентно убывает, поскольку крутой игрок никогда не раскрывает
своих карт, а иногда его стиль намеренно непоследователен и непостоянен. Они с
большим искусством пользуются хитроумными, двусмысленными приёмами, таким как
полублеф, подъём ставки на второй по силе руке, слоуплей до самого конца партии, а
потом вдруг внезапный пас-подъём. Они даже могут себе позволить разыграть
комбинацию так, как положено это делать, что иногда и есть апофеоз обмана. Другими
словами, они используют все те вещи, которые мы обсуждали в этой книге. Они изо всех
сил стараются замаскировать от вас свою карту, также как вы стараетесь разгадать ее. И,
конечно же, против них надо играть так же изобретательно и непредсказуемо, как они
сами.

ЧТЕНИЕ РУК НА ОСНОВЕ ИГРЫ ПРОТИВНИКА И ОТКРЫТЫХ КАРТ

Есть два всемирно известных приёма для чтения рук во всех видах покера, и ещё один
для вариантов с открытыми картами, таким как семикарточный стад, раз и холдем. Чаще
всего вы анализируете значение ходов оппонента, то есть, зачем он пасовал, делал ставку
или поднимал ее; далее в открытых играх вы смотрите на его светлые карты и пытаетесь
определить по ним всю его руку в целом. Дальше вы учитываете ходы, которые он сделал
на протяжении всей партии, в соответствии с его открытыми картами и делаете
заключение о наиболее вероятной комбинации, которую он мог насобирать.

Вот простая задача на чтение рук для пояснения сказанного. Играют в семикарточный
стад, и все довольно прилично.

Игрок А: две закрытых; A♥,5♥,A♣,K♠ открытые и одна закрытая.
Игрок В: две закрытых; K♣,K♦,2♣,9♠ открытые и одна закрытая.
Игрок С: две закрытых; Q♠,Q♥,8♣,6♦ открытые и одна закрытая.
Вы: 7♦,7♣ закрытые; A♠,7♠,9♦,3♦ открытые и J♠ закрытый.

Игрок А с парой открытых тузов делает ставку; игрок В с парой открытых королей
уравнивает эту ставку, а игрок С с парой открытых дам уравнивается тоже. Подъёмов нет.
У вас последнее слово. Как играть на ваших трёх 7-х?

Если вы сложите то, что видите на столе, с ходами оппонентов, не останется никаких
сомнений, что надо сдаваться; ваши три 7-ки не пляшут -- у них просто нет никаких
шансов. Убийственно то, что игрок с парой дам вторично уравнял ставку. Игрок А мог
поставить на голой паре тузов. Но если игрок В его уравнивает, значит, у него как
минимум две пары со старшими королями. Будучи хорошим игроком, С знает это.
Следовательно, С не мог уравняться, не имея комбинации сильнее, чем две пары со
старшими королями. Что может быть у С? Ясно, что у него не может быть двух пар на
тузах и дамах, либо же на королях и дамах, поскольку третий туз и третий король уже
вышли, значит, С не может иметь пару тех или других. Значит, у него должно быть три
дамы или что-нибудь ещё круче, и хотя ваши три 7-ки могут побить первые две
комбинации, они не могут побить трёх дам С или что-то ещё лучше. Поэтому вы
сбрасываетесь.

Вот хороший пример такого рода чтения рук, который, к сожалению, стоил мне
полбанка. Я играл в пятикарточный стад-хай-лоу-сплит с обменом в конце. С открытыми
тузом и 8-й я уравнивал максимальные подъёмы на третьей улице, даже несмотря на то,
что у двоих моих соперников у каждого было по 6 с 5 в светлую. В торговле участвовал
ещё один игрок с очевидной парой королей. Когда дошло дело до последней карты, у меня
были открытые А,8,6,3. Один из обладателей 6,5 сдался, но несмотря на силу моих
открытых карт, другой держался на драных 6,5,10,Q в светлую. И, конечно же, обладатель
пары королей тоже остался. Теперь я ставил и поднимал партнёров, надеясь, что
обладатель лоу Q,10 не выдержит (и сдастся). Однако этот игрок просчитал меня очень
хорошо. Он даже не воспользовался возможностью обменять одну из своих карт.

Чего я добивался – это отобрать весь банк, хай и лоу, у обладателя двух королей, но
хозяин лоу Q,10 был достаточно умён и просчитал мою комбинацию. Он сказал себе:
«Скланский изображает 8-лоу, но как он может иметь 8-лоу? Нет, не может. Почему?
Потому что он никогда бы не уравнял все эти подъёмы на третьей улице с 8-лоу на трёх
картах, пока были ещё два других игрока, выглядевшие так, как будто у них 6-лоу на трёх
картах. Значит, у него должен быть ещё туз в загашнике (хоул-туз = закрытый туз).
Конечно же, он был абсолютно прав. Я выиграл хай на двух тузах, побив двух королей, но
обладатель Q,10-лоу был вознагражден за свою столь меткую отгадку, получив полбанка
за выигранный лоу (который я бы выиграл у обладателя пары королей, имея пару тузов,
которые считаются также как низшая пара). Обладатель Q,10-лоу пронаблюдал, как я
разыгрывал свою руку не только в конце партии, а с самого начала. Он соотнес мои ходы с
моими открытыми картами и пришел к совершенно правильному заключению о том, что
было у меня в руке. Он также проанализировал очередность, в которой мне доставались
эти открытые карты. Он знал, что я начинал с А,8, затем получил 6 и 3. Если б он не знал
этого – к примеру, не был бы уверен, начинал ли я с А,8 или же с А,6, -- он был бы не в
состоянии абсолютно определенно заключить, что у меня пара тузов.

Таким же образом вы используете логику для чтения рук. Вы интерпертируете ходы
оппонентов в каждом круге, и при игре с открытыми картами вы замечаете карты, которые
они берут в каждом круге, обращая особое внимание на очередность их прихода. Затем вы
складываете эти два компонента - ходы и открытые карты - для того, чтобы сделать вывод
о наиболее вероятной комбинации противника.

В предыдущем случае, когда мы играли хай-лоу-сплит, обладатель Q,10-лоу мог
заранее приписать мне определенную комбинацию. Однако общая ошибка как раз и
заключается в том, что люди чересчур рано полагают, что отгадали комбинацию
соперника, и затем придерживаются начального мнения независимо от того, как
складываются дальнейшие события. Игрок, поднявший ставку на третьей улице в
семикарточном стаде с открытым королём, может иметь двух королей, но также у него
может маленькая хоул-пара (в загашнике) с королём в качестве посторонки, или флеш на
трёх, или J,Q,K, вплоть до любых комбинаций. Скороспелое, необратимое заключение
может привести к дорогостоящим ошибкам впоследствии, поскольку вы можете скинуться
на лучшей руке, либо же остаться в игре с явным минусом.

На самом деле в играх типа семикарточного стада, холдема, либо разза надо
представить несколько комбинаций у противника с самого начала и с течением игры
илиминировать некоторые из них на основе его последующих ходов и карт, которые он
получает. В результате этого дедуктивного процесса у вас должно сложиться полное
мнение о том, какая карта у противника (или что он хочет натянуть), к концу раздачи.

Предположим, например, что в семикарточном стаде игрок стартует с дамой пик, затем
получает двойку пик, потом 7 пик, потом 5 червей, и все время делает ставки. У вас пара
10-к, которая, к сожалению, не укрупняется. Противник делает ставку в конце партии, и вы
прекрасно знаете, что можете побить только блеф. Вопрос становится ребром: а может,
мальчишка блефует? Ведь имея что-то типа флеша на четырёх и маленькой пары, он
вполне мог играть точно так же – полублеф до конца, зная, что вам не пришло ни одной
опасной карты. Поэтому, несмотря на то, что партнёр, возможно, накопил пару дам или
две пары с дамами старшими, также может быть, что он гол, как сокол. Вы, конечно,
можете ответить на его последнюю ставку, учитывая ваш потенциальный выигрыш с
банка, но в то же время надо отдавать себе отчет в том, что, возможно, он начинал с
полублефа, а закончил, натянув комбинацию на последней карте.

Теперь представим, что ваш партнёр в семикарточном стаде начинал с той же дамы
пик, а вы с той же пары 10-к. И опять он ставит всю дорогу. Но на этот раз ему приходит 7
бубен, потом 4 треф и за ней валет червей. Теперь, если он сделает ставку в конце партии,
вы почти стопроцентно должны сбросить вашу пару 10-к, поскольку если он купил 7♦ и 4♣
и продолжал делать ставки, вы должны выбросить из головы потенциальный флеш в
качестве одной из его надежд. Значит, почти наверняка он ставил до конца в рост банка,
имея, по крайней мере, пару дам, -- а вероятнее, две пары. Как ни странно, часто случается,
что хотя карты оппонента выглядят вполне безобидно на столе, они гораздо опаснее, если
он делает ставку в конце партии, поскольку нет абсолютно никаких указателей на то, что,
возможно, он кричал на полублефе, а в конце ему пришла карта.

В конце партии становится особенно важным представлять карту оппонента. Чем
лучше вы прочтёте его руку к концу партии, тем точнее вы сможете оценить свои шансы
на выигрыш - 20%, 60% или прочее. Вы используете свои способности по чтению рук для
расчёта этих процентов и затем решаете, как играть самому.

На практике большинство игроков, конечно же, не отгадывает точные цифры типа 20%
либо 60%, но по крайней мере они пытаются определить, какая у оппонента рука – плохая,
средняя, хорошая, либо блеск. Предположим, ваш противник делает ставку в конце
партии. Обычно, если человек делает ставку, это значит, что у него либо блеф, либо
хорошая, либо шикарная рука, но не посредственная. Если бы она была посредственной,
наверное бы он спасовал. Если у вас тоже только посредственная рука, вы должны решать,
каковы шансы того, что оппонент блефует, и стоит ли уравнивать ставку, учитывая шансы
банка. Если у вас очень хорошая рука, вы должны решать, хорошая ли рука у оппонента,
либо просто блеск. Если вы думаете, что по всей вероятности у него только хорошая рука,
тогда надо поднимать ставку. Но если вы думаете, что у него может быть ураган, тогда
надо просто уравняться. Если вы стопроцентно уверены, что у него непробиваемая рука,
тогда можно даже скинуться на очень хорошей комбинации, в зависимости от суммы
банка. Перед вами стоят два вопроса. Первый: что пытается изобразить оппонент? Второй:
мог ли он иметь комбинацию, которую он изображает, и разыгрывать ее таким образом?
Когда вы сделали вывод о карте оппонента на основе его игры и открытых карт, вы на базе
ваших личных карт и размеров банка решаете, стоит ли ставить, пасовать, уравниваться,
подниматься или что-то ещё.

В играх с открытыми картами мы заметили, что один из способов чтения рук состоит в
том, чтобы рассмотреть варианты различных комбинаций оппонента и затем отмести
некоторые из них с течением торговли. Второй или, точнее сказать, вспомогательный
способ чтения рук заключается в том, чтобы просчитать ходы обратно. Это-то и сделал
мой противник в хай-лоу-сплите (предыдущий пример). Предположим, что последней
картой в холдеме приходит двойка, а оппонент, молчавший вначале, внезапно делает
ставку. В таком случае надо рассмотреть его ходы в предыдущих стадиях. Если была бы
торговля на флопе или на четвёртой улице, тогда противник не уравнялся бы на ерунде
типа двух хоул-2к. Поэтому сейчас он ставит либо на блефе, либо потому, что у него чтото, помимо этих 2-к. С другой стороны, если все спасовали на флопе и на четвёртой улице,
весьма возможно, что он натянул три 2-ки под конец. Вы должны проследить каждый шаг
партнёра от начала до конца партии, чтобы определить его наиболее вероятную
комбинацию.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕМАТИКИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ РУК

Если вы не можете с точностью определить карту игрока, но свели возможные
варианты до минимума, тогда приходится обратиться к математике для определения
вероятности того, что у него такая-то комбинация, а не другая. Затем вы решаете, какой
силы рука должна у вас быть для продолжения игры. Математика особенно важна в покере
с обменом, где ключём к карте противника может быть то, что вы знаете о его требованиях
к открытию торговли, уравниванию и подъёму.

Если, например, вы знаете, что оппонент поднимет вас с тремя 2-ми или лучше до
обмена, вы можете обратиться к математике, чтобы решить, какую надо иметь руку, чтобы
побить его карту. В результате вы получаете что-нибудь вроде трёх дам. Тогда очевидно,
что если у вас три 3-ки, не стоит уравнивать подъём оппонента в надежде, что у него
именно три 2-ки. Но если у вас что-то типа трёх 5-к или трёх 6-к, тогда шансы банка
оправдывают уравнивание, поскольку теперь вы не только можете лучше обменяться,
набрав фулл-хаус или каре, но есть несколько комбинаций, могущих быть у противника,
которые вы уже бьёте.

Иногда можно использовать математический процесс, основанный на Теореме Байеса,
для определения вероятности того, какая комбинация у оппонента. Прикинув, на каких
типах комбинаций противник будет делать ставки в конкретной ситуации, вы определяете
вероятность этих комбинаций у него в руке. Затем вы сравниваете эти вероятности. Если,
например, вы знаете, что в покере с обменом конкретный партнёр откроется либо с
тройкой, либо с двумя парами, но не с одной, и спасует, начиная медленный подъём, на
готовой комбинации, тогда, если он всё-таки откроется, шансы 5 к 2 против того, что у
него тройка для открытия. Почему это так? В среднем, в соответствии с вероятностью
покерных раскладов, игрок получает две пары в 5% случаев и тройку в 2% случаев. Если
вы сравните эти шансы, вы получите соотношение 5 к 2. Поэтому у игрока вероятность 5 к
2 иметь две пары.

Предположим, в холдеме ваш противник сильно поднимает ставку перед флопом, а вы
полагаете, что он может подниматься только на двух тузах, двух королях или тузе с
королём. Вероятьность того, что игрок получает двух тузов на первых двух картах, 0.45%.
Вероятность прихода двух королей также составляет 0.45%. Поэтому в среднем он
получит двух тузов или двух королей 0.9% сдач. Вероятность прихода туза-короля
составляет 1.2%. Сравнивая эти две вероятности – 1.2% и 0.9%, вы получаете, что шансы
набора туза-короля составляют 4 к 3 против двух тузов или двух королей. Конечно, знание
того, что у оппонента шансы иметь туза-короля 4 к 3, само по себе недостаточно для того,
чтобы уравнивать его подъём, скажем, на двух дамах. У вас небольшое преимущество,
если у него действительно туз-король, но вы в сильном минусе, если у него два туза или
два короля. Тем не менее, чем больше вы знаете о вероятности присутствия различных
комбинаций у оппонента, когда он делает ставку или поднимает ее, тем легче вам решать,
что делать – сдаваться, уравниваться или подниматься.

Ранее в этой главе мы вспоминали игрока, поднявшегося на третьей улице с открытым
королём, и мы отметили, что он мог иметь двух королей, но также он мог иметь
небольшую пару, флеш на трёх, либо же что-то типа J,Q,K. Для упрощения предположим,
вы знаете, что этот игрок мог бы подняться только на паре королей, либо трёхкарточном
флеше. У вас пара дам. Вероятность того, что до подъёма у оппонента ещё один закрытый
король, образующий вместе с тем пару королей, составляет 11%, и около 5% за то, что у
него три одной масти. Это пока просто математическая вероятность на основе
распределения карт, никак не зависящая от любых телодвижений игрока. Поэтому если
оппонент поднялся, что на основе информации о нем сводит его возможные комбинации
либо до двух королей, либо до трёхкарточного флеша, значит, шансы 11 к 5 за то, что у
него пара королей, и вам, наверное, стоит выкинуть ваших двух дам. Однако если у когото светится ещё один открытый король, тогда это радикально снижает математическую
вероятность того, что у оппонента уже было два короля до того, как он поднялся,
поскольку в невидимом пространстве (на закрытых картах) остается всего два короля
вместо трёх. Вероятность присутствия двух королей у оппонента срезается примерно до 7
½ процентов. Из этого следует, что данный подъём означает примерно 40% за то, что у
противника трёхкарточный флеш, а не два короля. В зависимости от вашей позиции, ваши
дамы могут оказаться достаточно сильной картой, чтобы на них уравняться. В этом случае
вы читаете руку оппонента не только на основе того, что вы знаете о нем, его ходов и
открытых карт, но также на основе математического сравнения его возможных
комбинаций.

Конечно же, не требуется суперматематической подготовки для того, чтобы
определить, что лишний король на столе уменьшает шансы оппонента иметь два короля до
подъёма, поэтому применение математики для чтения рук не всегда требует точного
знания вероятностей распределения карт, приводимых в этой книге. Кроме того, вы
должны дополнять математические выводы информацией, которую вы получаете об этом
игроке. Например, в игре со сравнительно небольшим анте некоторые, имея двух королей,
но увидев, что на столе больше нет ни одного короля, могут не подняться, погнавшись за
красивой комбинацией, но они непременно поднимутся на двух королях, если на столе
есть ещё один, в попытке выиграть банк сразу же, не отходя от кассы. Их решение драться
за банк возникает имеено из-за присутствия этого ещё одного короля, который сокращает
шансы улучшения комбинации. Если вы сражаетесь против таких игроков, присутствие
ещё одного короля может реально увеличить вероятность присутствия у них двух королей
после подъёма – не на основе математики, а на базе действий, которые они
предпринимают, и того, что вы знаете об их стиле игры.

ЧТЕНИЕ РУК ПРИ ИГРЕ С НЕСКОЛЬКИМИ ПАРТНЁРАМИ

Ещё один фактор при чтении рук и принятии решения, как играть самому, это
количество игроков в торговле. Всякий раз, как кто-то делает ставку и кто-то уравнивает
ее, у вас более сложное положение, чем когда вы сами принимаете решение уравняться.
Вообще говоря, уравнивающий перед вами заставляет вас собраться, поскольку вы
лишаетесь дополнительного плюса, заключающегося в том, что заходчик мог блефануть.
Блефовал он или нет, всё равно второй после него должен был что-то иметь, чтобы
уравнивать ставку. Поэтому, если в ситуации один на один на вашей руке явно стоило
уравняться по причине дополнительной выгоды поймать блеф, то в случае, когда перед
вами кто-то уже уравнял ставку, вам не стоит уравниваться дальше.

Вот пример такой ситуации, которую я как-то встретил, играя в разз с малым анте. На
первых трёх картах у меня было 8♣, 5♦ закрытые и 2♠ открытая –
приличная рука, но не шикарная. Обладатель старшей карты открыл торговлю, и сосед
уравнял его, имея 5 на столе. Я был готов уравняться или, возможно, подняться. Однако
игрок передо мной, игравший строго, поднялся на открытой 4. Если бы первый игрок с
открытой 5 не уравнял начальную ставку, я бы уравнял подъёмщика с моими 8,5,2, хотя он
играл строго. Но всё равно оставался шанс, что он пошел на полублеф. Но поскольку
подъёмщик ходил под обладателя низкой карты, который уже уравнялся до этого, значит,
практически наверняка у него была карта лучше моей; и оставалась также вероятность
того, что первый уравнявший имел неплохую руку. Поэтому, с учётом небольшого анте,
моя рука больше не стоила того, чтобы на ней уравниваться.

Такой же ход рассуждений можно применить и при решении, стоит ли уравнивать
подъём (то есть двойную ставку). За очень редкими исключкениями, для того, чтобы
уравнять подъём, вам нужна лучшая рука, чем если бы вы поднимались сами. Простую
логику этого принципа можно уяснить на примере из дро-покера (с обменом).
Предположим, что, садясь за стол, вы решили, что будете поднимать ставку, имея в руке
две пары с тузами старшими или лучше. Вы раскрываете карты и видите, что у вас три 2-
ки. Вы готовы подняться, но совершенно внезапно игрок справа от вас, который тоже
готов подниматься на двух парах с тузами старшими или лучше, поднимает ставку. После
такого хода вы вместо подъёма не можете даже уравняться. Надо сдаваться, поскольку
слишком велики шансы, что поднимающий бьёт вашу карту.

Такой принцип применим к любой игре. Если на вашей руке есть минимальные или
небольшие шансы подъёма, но игрок справа, у которого такие же установки, как у вас,
поднимает ставку перед вами, Значит, его рука, возможно, лучше вашей, и правильно
будет сброситься.

РЕЗЮМЕ

Правильное чтение рук – мощное оружие покера, поскольку оно позволяет вам гораздо
чаще верно играть, в соответствии с Фундаментальной Теоремой Покера. Чем лучше вы
читаете руки противников, тем меньше вероятность того, что вы будете разыгрывать свою
руку отлично от того, как бы вы играли, если бы на самом деле видели их карты. Слабых
игроков труднее раскусить, так как в их игре практически нет системы. С хорошими
проще, поскольку в их игре есть логика. Однако прочитать очень крутых ещё сложнее,
потому как они виртуозно маскируют свои карты.

Один из способов чтения рук заключается в присваивании оппонентам различных
комбинаций и последовательного их вычеркивания на основе их игры и карт, которые к
ним приходят в различных кругах, причем надо проследить последовательность получения
этих карт. Второй, комплементарный способ – это отслеживание назад, то есть, вы
соотносите последние ходы противника с тем, как он ходил в начале партии.

Можно также читать руки с использованием математики, сравнивая возможные
комбинации на основе Теоремы Байеса. Если вы знаете, что противник делает ставки
только на определенных руках, вы пишите пропорцию на основе вероятностей получения
оппонентом каждой из этих комбинаций. Проще говоря, надо разделить его возможные
комбинации на те, которые вы можете побить, и которые нет. Пропорция скажет вам,
какую из рук он скорее всего имеет.

И наконец, при чтении рук надо учитывать число игроков в банке. Если есть
уравнявший перед вами, он и заходчик не могут блефовать одновременно, поэтому вы
должны играть исходя из предположения, что вы сражаетесь по крайней мере с одной
нормальной комбинацией. Если есть подниматель перед вами с такими же установками,
как у вас, ваша рука должна обладать некоторой силой для ответа такому подъёмщику,
поскольку вы должны понимать, что ваша минимально подъёмная комбинация бита.

На протяжении всей этой главы прослеживался подтекст, что важным аспектом чтения
рук является знание противника. Что приводит нас к следующей главе «Психология
покера».

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 23

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 23

ПСИХОЛОГИЯ ПОКЕРА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УЛОВКИ

Покойный Джон Кроуфорд был одним из величайших игроков всех времен и народов.
Его любимыми играми были бридж и нарды, но также он прекрасно играл в джин-рамми
(gin rummy = пьяница). Они регулярно сражались в эту игру вдвоем с легендарным
Освальдом Якоби. Класс игры у них был примерно одинаков, но, несомненно, Кроуфорд
был выше по психологии. Он постоянно поддевал Якоби, дразнил его, смеялся над его
ходами. Иногда он этим настолько доводил Якоби, что тот с трудом различал карты на
столе.

В том же стиле лос-анжелеский профессиональный игрок в нарды Габи Хоровиц
хорошо известен своей неумолкающей болтовней во время игры, иногда его
пренебрежительные ремарки начисто выводили игроков из состояния душевного
равновесия. Профессионал по семикарточному стад-покеру Дэнни Робинсон также
снискал себе неблаговидную репутацию за свое непрекращаемое словоизвержение,
отвлекающее и дезориентирующее партнёров.

Это всё относится к психологическим уловкам, и им нет числа. Некоторые одобряют
их. Другие нет. Хотя они занимают определенное место в покере, это не то, что мы имеем
в виду под психологией данной игры. Это лишь средства психологической атаки,
применимые ко всем играм, точнее говоря, ко всем видам состязаний. Чемпион по
шахматам Бобби Фишер использовал эти средства в своем знаменитом матче против
советсткого гроссмейстера Бориса Спасского. Тренеры типа Эрла Вивера и Билли
Мартина используют их на бейсбольном поле. А покойный советский премьер Никита
Хрущев прославился использованием таких средств в дипломатии, проводя с помощью
них тактику холодной войны.

МЫСЛИТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС В ПОКЕРЕ

Под психологией покера мы имеем в виду проникновение в мозг противника, анализ
хода его мысли, представление о том, что, по их мнению, думаете вы, и даже определение
того, что, по их мнению, вы думаете об их намерениях. В этом отношении психология
покера – это дальнейшее продолжение чтения рук оппонентов, а также совершенствование
применения обманных ходов для маскировки ваших собственных карт.

Недавно, когда я работал над этой книгой, позвонил мне приятель и сообщил: « Я
шикарно выступил в семикарточный стад прошлой ночью в Каставэйзе.» Намедни мы с
ним беседовали о применении обмана на примере ставок на второй по силе руке для того,
чтобы запутать противника и он думал, что вы сильнее, чем на самом деле, с прицелом на
то, что он сбросится, если вы улучшите свою комбинацию.

«Обладатель младшей карты открыл игру, и я уравнял его на паре королей, -- начал мой
друг. – На столе был ещё один король. Парень за мной, просадивший почти все деньги и
изрядно дергавшийся по этому поводу, уравнял мою ставку, имея открытого короля. У
него могло быть что угодно. Третий, назовем его Эй Ди., -- лучший игрок за столом –
поднял ставку, имея про запас открытого туза. Мы все уравнялись.

Четвёртой картой мне пришла 5. На открытых у меня король, 5, -- но в активе всё равно
лишь пара королей. У расстроенного туз, 10, и он делает ставку. Возможно, он накопил
небольшую пару. Хорошо играющий уравнивает ставку. Теперь я знаю наверняка, что у
него пара тузов, потому что он никогда бы не уравнялся против открытого туза, не имея
сам двух тузов, тем более что я сижу после него, возможно, с парой королей. Мы с ним
отыграли дай бог сколько, и он знает, как я играю.»
- Итак, ты сбросил свою пару королей.
- Нет, я поднял ставку!
- Довольно опасно в такой момент, - сказал я.

«Ну, я знал, что у Эй Ди пара тузов, - продолжал мой приятель, -- и я знал, что он знает,
что я в курсе насчёт его тузов. Поэтому если я поднимаю ставку, он должен думать, что
поскольку я знаю о его тузах, значит, скорее всего, я накопил две пары со старшими
королями. Расстроенный уравнивается, и Эй Ди неохотно, но в итоге тоже уравнивается. И
тут мне везет: у меня получается открытая пара 5-к на пяти картах, и я делаю решающую
ставку. Расстроенный ставит последние деньги, а Эй Ди качает головой и сбрасывает своих
двух тузов, поскольку теперь он подозревает, что я нагреб фулл-хаус – две 5-ки с тремя
королями. Я заканчиваю партию, сорвав банк с двумя парами королей и 5-к против пары
10-к. Эй Ди недовольно ворчит, что это ему надо было поднимать ставку».

Моему другу повезло, когда он сделал пару 5-к. Однако при розыгрыше он
продемонстрировал мыслительный процесс, являющийся основным предметом данной
главы. Он ушел на три шага вперед помимо того, что он видел на столе. Первое – он
подумал о том, что может быть у противников. Он прикинул, что у расстроенного
небольшая пара, и с большей уверенностью он определил, что у Эй Ди пара тузов. Затем он
сделал ещё один шаг. Он подумал о том, что, по мнению Эй Ди, у него в руке – пара
королей. Тогда он сделал ещё один шаг, помимо этого. Он подумал о том, что Эй Ди думал
о его соображениях насчёт карты Эй Ди, -- и он понял, что Эй Ди знал, что, по его мнению,
у Эй Ди пара тузов. И только добравшись до этого третьего уровня, он решил поднять
ставку на паре королей, чтобы заставить Эй Ди думать, что у него две пары с королями
старшими. Несомненно, также было важно, чтобы Эй Ди сам был достаточно хорошим
игроком, чтобы мыслить на втором и третьем уровне. Иначе такие ходы были бы
бессмысленны. Так же как вы не в силах отгадать карту слабого игрока, также вы не
можете отгадать его мысли. Слабый игрок может вторично поднять ставку на двух тузах,
не анализируя возможность того, что партнёр может иметь две пары со старшими
королями.

Сложно-утонченная партия в покер может подняться гораздо выше третьего уровня.

Пример такой игры наблюдался в лас-вегасском казино «Сахара». Играли в жёсткий
семикарточный стад-покер.

У одного из игроков было две закрытых; 6♦, 4♦, 6♥, 2♣ и седьмая закрытая.
У другого две закрытых; A♥, K♣, 8♦, 4♠ и седьмая закрытая.

Обладатель пары 6-к сделал ставку в конце партии; владелец А,К поднял ее на паре
тузов и паре королей; и тут владелец пары 6-к уравнялся на двух парах с 6-ми старшими.
На поверхности может показаться, как будто обладатель двух пар со старшими 6-ми
лоханулся в торговле, что хозяин тузов с королями имел хорошие шансы, поднимая ставку
на возможном флеше или тройке, и что шестёрочник сделал ещё одну промашку, уравняв
поднятую ставку. Обычно на двух малых парах без колебаний пасуют в конце партии, а на
тузах с королями можно вполне спасовать после него, дабы избежать пас-подъёма. Однако
в данной игре соперники руководствовались гораздо более тонкими соображениями.

Во-первых, обладаётель 6♦,4♦ все время ставил – значит, он знал: противник считает,
что у него флеш. Поэтому при двух малых парах он ставил в рост банка до конца партии,
поскольку он знал, что, по мнению оппонента, у него флеш на четырёх, и он полагал, что
противник уравняется даже на одной паре, чтобы аннулировать вариант блефа. Обладатель
А,К пошел на шаг дальше. Он полагал, что с парой 6-к можно на самом деле поставить
против двух пар до кучи, поскольку он знал, что игрок с двумя 6-ми думал, что хорошо
изобразил флеш на четырёх, и, соответственно, хозяин двух 6-к поставит на двух парах,
чтобы его уравняли на одной паре. Поэтому А,К поднялся до кучи, Думая, что противник
может полагать, что он поднимается всего на одной паре. Хозяин двух пар с 6-ми старшими
явно надеялся на то, что с учётом величины банка его карта имела достаточные шансы,
чтобы уравнять поднятую ставку. Если бы у хозяина пары 6-к первые две открытые карты
не были одной масти, обладатель тузов-королей никогда бы даже не рассматривал подъём
ставки в конце партии. В лучшем случае он бы всего лишь уравнялся сквозь слёзы,
поскольку при двух малых парах оппонент бы, по всей вероятности, спасовал, поскольку он
не мог изображать незавершённый флеш. Но при этих открытых бубях каждый пытался
перехитрить другого, и обладатель тузов-королей закончил, получив лучшую возможную
ситуацию. Хозяин двух пар с 6-ми, естественно, вторично не поднял ставку, изображая
флеш, поскольку он знал, что на этот момент банк был настолько огромен, что соперник
наверняка уравнял бы его ставку, имея что-нибудь типа двух пар с тузами.

На профессиональном уровне покера диалектика попыток перехитрить партнёра порой
может дойти до таких запредельных ступеней, что в конце концов вы вынуждены будете
отставить всякую психологию, полагаясь всецело на теорию игр. Как только перестает
быть возможным играть по мнению, именно тогда становится так полезна теория игр.
Однако в обычной игре против хороших партнёров вы мысленно должны доходить по
крайней мере до третьего уровня. Во-первых, подумайте о том, что за карта у оппонента.
Во-вторых, подумайте о том, какая, по мнению оппонента, карта у вас. И, в-третьих,
постарайтесь представить, что оппонент думает о вашем мнении на его счёт. Только в игре
против слабых партнёров, которые, скорее всего, не обременяют себя мыслями о том, какая
у вас карта, и почти наверняка не пытаются представить, что, по вашему мнению, у них в
руке, теряется необходимость заниматься такими изощренными умственными
изысканиями. Против всех других такой мыслительный процесс чрезвычайно важен для
успешной игры, особенно если обман занимает в ней существенное место.

УРАВНИВАНИЕ НА ОСНОВЕ ТОГО, ЧТО ДУМАЕТ ОППОНЕНТ

Существует очень важный принцип на основе того, какая, по мнению оппонента, у вас
карта. Он гласит: если соперник делает ставку в ситуации, когда он уверен, что вы
уравняете ее, он не блефует. Это само собой очевидно, Однако многие игнорируют его.
Это значит, что если за счёт ведения торговли, ваших открытых карт, денег, поставленных
в банк или даже искусственных приёмов, вы создаёте впечатление игрока, готового
уравняться, противник, делающий ставку, ставит до кучи. Он рассчитывает побить вашу
карту, поскольку знает, что вы намерены уравнять его ставку. Поэтому если он ставит, надо
сдаваться, если только ваша рука не заслуживает того, чтобы на ней уравняться. Без
колебаний надо сбрасываться на слабоватой карте, которая может побить только блеф;
ясно, что только идиот станет блефовать, будучи уверенным, что его ставку уравняют.

Ярчайший пример такой ситуации встречается, когда вы делаете ставку в конце партии,
а партнёр поднимает её. Редко найдётся оппонент, способный подняться в конце на блефе.
Ещё реже попадется противник, поднимающий ставку на блефе после того, как вы ставили
всю дорогу. Ведь всё указывает на то, что он просто теряет деньги на таком подъёме.
Поэтому, играя со всеми, кроме очень крутых игроков, способных на такой блефовый
подъём, вам следует сброситься на обычной руке, поскольку противник вряд ли поднимет
ставку, не имея крепкой руки. Аналогично, если вы поднимаете ставку в конце партии, а
оппонент вторично поднимает ее, обычно следует сдаться, если только ваша карта не
настолько сильна, что может побить некоторые значащие комбинации, на которых он мог
бы пойти на вторичный подъём (* Эти положения нарушают концепцию теории игр, но они годятся против любых, кроме самых крутых и непредсказуемых партнёров). В итоге, когда вы стоите перед дилеммой, ставить или поднимать ставку, важно подумать о том, как оппонент представляет себе ваши намерения.

Оппонент, который уверен, что вы собираетесь уравняться, не будет блефовать, когда он
ставит или поднимает ставку.

Следствием этого принципа является то, что если оппонент делает ставку, когда весьма
вероятно, что вы скинетесь, он вполне может блефовать. На практике это означает, что
если противник ставит в ситуации, когда, по его мнению, он может проехать на блефе, вы
должны внимательнее рассмотреть вариант уравнивания даже на посредственной
комбинации.

Проницательный читатель заметит, что этот принцип и следствие его являются основой
для останова и стимулирования блефа, что обсуждалось в главе 20. Когда для останова
блефа вы показываете силу, даже больше силы, чем у вас на самом деле, вы должны быть
готовы сдаться, если оппонент ставит против вас, поскольку он ожидает, что вы
уравняетесь; значит, у него приличная рука. И наоборот, если вы показали больше слабины,
чем на самом деле, вы автоматом должны уравнять ставку игрока, который ставит в конце
партии, поскольку вы спровоцировали его на блеф: возможно, он делает ставку, потому что
думает, что вы сброситесь.

СТАВКИ НА ОСНОВЕ ТОГО, ЧТО ДУМАЕТ ОППОНЕНТ

Принимая решение, делать ставку или нет, также важно подумать о том, что, по
мнению оппонента, у вас в руке. Если вы уверены, что оппонент считает вашу комбинацию
сильной, можно чаще блефовать на слабой руке, поскольку шансы высоки, что он
сбросится. Однако в данной ситуации не стоит ставить до кучи на средней руке. Опасения
противника насчёт силы вашей руки могут заставить его сброситься на любых
комбинациях, за исключением тех, которые бьют вашу карту.

И наоборот, если вы знаете, что противник считает вас слабым, не стоит пытаться
блефовать, поскольку вас поймают, но на средних руках надо ставить в рост, поскольку это
окупится.

ПСИХОЛОГИЯ ДЛЯ СОЗДАНИЯ МНЕНИЯ О СТИЛЕ ВАШЕЙ ИГРЫ У ПРОТИВНИКА

Варирование стиля и намеренно «неправильные» ходы также являются частью
психологии покера, поскольку этим вы пытаетесь повлиять на ход мыслей противников в
будущих сдачах. Возьмем простой пример. Предположим, у вас тройка на четырёх картах в
семикарточном стаде с двумя открытыми картами, и вы пасуете на открытой паре, пытаясь
провести слоуплей. Если противники видели вашу комбинацию при вскрытии, далее, когда
вам следующий раз придёт тройка, можно наней сделать ставку. Поскольку перед этим на
тройке вы пасовали, партнёры теперь скорее всего подумают, что у вас не тройка, а чтонибудь вроде двух небольших пар или пары с флешем на трёх картах. Другими словами, вы
изымаете выгоду из ранее созданного мнения, и это окупается, когда вы делаете ставку.

По тому же принципу, предположим, у вас открытая пара на четырёх картах, но на этот
раз это всё, что у вас есть. Вы пасуете. Теперь оппоненты подозревают, что, возможно, у
вас тройка. Они могут дать вам бесплатную карту, но если кто-то из них сделает ставку, вы
можете быть абсолютно уверены, что у этого игрока хорошая рука.

Вообще, любой ход, который вы делаете, надо оценивать только с точки зрения его
плюсов, то есть, матожидания в данной ситуации. Однако как мы предполагали в главе о
блефе, порой вам может захотеться сотворить что-то, теоретически неправильное, особенно
в безлимитной игре. Можно блефануть на руке, с которой, вы уверены, вряд ли удастся
проскочить, либо же сброситься на значащей комбинации, когда вы полагаете, что против
вас блефуют, а затем показать свою комбинацию. Вы пытаетесь создать впечатление на
будущее. Вы делаете плохой ход, и он застревает в памяти оппонентов. Если вам удалось
заставить оппонентов мыслить в нужном вам русле, вы получите выгоду от этого в
дальнейшем. Такого рода ходы срабатывают против игроков, которые достаточно хороши
для того, чтобы извлечь выгоду из новообретённой информации, но недостаточно хороши,
чтобы понять, что вы знаете о том, что они собираются извлечь из этого выгоду, а надо
было бы не обращать на это внимания. И вновь всё сводится к знанию ваших противников.
Вы должны знать, что они думают, и способны ли они мыслить на уровне, который вы у
них допускаете. Если они мыслят на более высоком уровне, вы должны тоже подняться до
этого уровня.

РЕЗЮМЕ

Психология – важный аспект игры в покер. Вы должны думать не только о том, какая
карта у ваших противников, но также о том, какая, по их мнению, карта у вас, и что они
думают о вашем мнении на их счёт. Такой мыслительный процесс надо особенно
использовать в борьбе с хорошими игроками, но чем они лучше, тем сложнее их
просчитать. Когда вы подниметесь до уровня мастера, процесс порой становится настолько
сложным и утомительным, что проще опираться на теорию игр.

С другой стороны, такой ход мыслей может дорого обойтись в игре со слабыми
партнёрами – как мы видели в главе 8, - поскольку они не думают на таком продвинутом
уровне. Против слабых партнёров лучше всего играть прямолинейно, по правилам.

Представление о том, что думает противник, улучшит стратегию ваших ставок и
ответов. Если противник уверен, что вы уравняете его ставку, он не будет блефовать; если
он полагает, что вы сброситесь, он может пойти на блеф. Аналогично, если партнёр
считает, что у вас сильная комбинация, вы можете блефовать, но не стоит ставить на
средней руке до кучи. Если опппонент полагает, что у вас слабая рука, вы не можете
блефовать, но можно поставить на средней руке в рост банка.

Обычно вы рассматриваете ходы в покере исключительно с точки зрения их ценности,
но иногда можно сделать и плохой ход для психологического эффекта, – чтобы создать
впечатление на будущее.

Психология покера – это естественное развитие чтения рук и использования обмана при
розыгрыше ваших комбинаций, таким образом, это прикладное применение
Фундаментальной Теоремы Покера.

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 24

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 24

АНАЛИЗ ЗА СТОЛОМ

Как любая другая карточная игра, покер – это сочетание риска и выгоды. Любое
решение, которое вы принимаете за покерным столом, можно рассматривать как
соотношение риска от данного хода и возможной выгоды от него. При принятии любого
решения возникают три вопроса. Насколько велик риск? Насколько велика выгода от него?
Достаточно ли вознаграждение для того, чтобы компенсировать допущенный риск?

Когда вы думаете о блефе, вы рискуете ставкой. Наградой служит банк (а также
реклама, которую вы себе создаёте этим блефом). Решая, стоит ли ставить на
посредственной руке, пока не сданы ещё все карты, вы рискуете ставкой. В случае успеха
награда (если противник не сдастся сразу) состоит в том, что вы не дали игроку с более
слабой рукой возможность получить бесплатную карту, которая могла стать решающей.
Если вы пасуете на сильной руке, вы рискуете потерять ставку в этом круге, а также отдать
банк игроку, который бы, возможно, скинулся, если бы вы сделали ставку.
Вознаграждением является пас-подъём или будущие ставки в следующих кругах торговли.
Решая, стоит ли уравниваться, вы рискуете ставкой, взамен получая банк. Любое решение в
покере можно рассматривать по следующим пунктам. Что вы пожнёте (включая будущие
дивиденды в последующих сдачах), сделав такой ход? Что можно потерять? Способность
правильно оценивать соотношение риск-награда при принятии любого решения в покере
является главнейшим тестом на пути к чемпионству в покере.

Беда в том, что в отличие от шахмат и многих других игр, покер – игра скоростная.
Иногда вам доводится случай подумать о комбинации, но обычно приходится принимать
решения в считанные секунды. У вас нет возможности сидеть по две минуты, рассчитывая
шансы или пытаясь отгадать карты оппонентов, залезть в их головы, а затем выбрать
лучший ход. Во-первых, партнёры за столом не потерпят такую волынку. Во-вторых, этим
вы раскрываете свою руку, поскольку как только вы надолго задумались, ясно, что у вас
проблемы. (Поэтому если вы чувствуете, что, несмотря на все усилия, вы должны часто
задумываться во время игры, можно сделать искусственную паузу, когда нет на это причин,
чтобы сбить с толку оппонентов.)

Покер – это скорее игра для быстро думающего контингента. Некоторые гении
принадлежат к типу трудяг, не способных к быстрым решениям, они никогда не смогут
стать классными игроками в покер. С другой стороны, некоторые из лучших покеристов
мира не имеют суперголовы, но они супербыстро соображают и способны запомнить
любую ошибку, допущенную лично или противником. Если в вас таится желание дойти до
титула чемпиона в покере, вы должны сочетать в себе мгновенный полет мысли с
прекрасной, быстродействующей памятью прошедших вариантов в различных играх с
разными партнёрами.

АНАЛИЗ В ТЕОРИИ

Одним из самых сложных моментов для среднего игрока в покер является принятие
решений в разгаре игры. Много хороших, также как и плохих игроков, просто решают, что,
на их взгляд имеет противник, и затем пытаются наметить лучшую тактику, положив, что у
противника та самая комбинация, которую они ему приписали. Однако как мы видели в
главе о чтении рук, это плохой и потенциально дорогостоящий способ принятия решений.
Есть лучший способ, которым пользуется большинство хороших игроков. Они спрашивают
себя: «Какие комбинации вообще могут быть у оппонента, и каковы шансы, что у него
любая из них?» Затем определяют лучшую тактику для каждой из возможных комбинаций,
и обычно им удаётся выбрать лучший вариант борьбы с наиболее вероятной комбинацией
или комбинациями противника.

Иногда бывает так, что независимо от карты оппонента, у вас имеется всего один
оптимальный вариант игры. Это особенно верно для сравнительно лёгких решений –
например, когда вам приходится сдаться в семикарточном стад-покере, не имея ничего в
руке, при малом банке и ставке оппонента на открытой паре тузов в конце партии.

Если, с другой стороны, банк велик, а, следовательно, велико и вознаграждение за
смелость, тогда вы можете просчитать шансы удачного подъёма на блефе, если у
оппонента ничего больше, кроме пары тузов. И, конечно же, эти шансы зависят от
вероятности того, что у оппонента действительно только пара тузов.

Зачастую, однако, другая тактика становится оптимальной, в зависимости от карты
оппонента. Например, подъём на блефе может иметь хорошие шансы на выигрыш, если у
оппонента больше ничего, кроме двух тузов. Шансы уменьшаются, если у него две пары с
тузами старшими. Шансы приближаются к нулю, если у него стрит, и просто нулевые
против фулл-хауса с парой тузов. Поэтому решая, стоит ли рисковать двумя ставками
(ответной и подъёмной) ради вероятной прибыли от взятия банка, надо посмотреть: 1) на
вероятность того, что у оппонента только два туза, а не любая другая возможная
комбинация; и 2) принадлежит ли ваш противник к типу игроков, которые сбросят пару
тузов, если вы поднимете ставку. Положим, вы решите, что всего около 25% за то, что у
оппонента два туза, и 75%, что у него две пары с тузами или лучше. Далее, если у него
действительно только два туза, вы полагаете, что вероятность того, что он их сбросит на
вашем подъёме, составляет всего около 50%. Тогда награда за взятие банка не будет стоить
риска потерять эти две ставки, и вы сброситесь. Вообще, когда перед вами альтернативные
ходы, зависящие только от руки оппонента, вы выбираете лучшую тактику против его
наиболее вероятной комбинации или комбинаций.

Предположим, вы считаете, что оппоненту придёт рука А в 40% случаев, рука В в 35%
случаев и рука С в 25% случаев. Обычно вы выбираете лучшую тактику против руки А,
которая наиболее вероятна у противника. Однако если рука А требует одной тактики, а
руки В и С - другой, стандартно вы избираете вторую тактику, поскольку она годится для
60% случаев – 35% при руке В и 25% при руке С.

Анализируя ситуацию в покере, вы проходите четыре стадии при выборе оптимальной
игры:
  1. Определение возможных рук оппонента.
  2. Оценка вероятности присутствия каждой из возможных рук.
  3. Выбор лучшей тактики против каждой из возможных рук.
  4. В большинстве случаев выбор тактики, которая будет верна чаще всего.
АНАЛИЗ НА ПРАКТИКЕ

Чтобы убедиться, как такой анализ действует на практике, рассмотрим пару примеров.

ДРО-ПОКЕР

Предел ставок $5-$10

Вы: A♠, A♥, A♦, 6♣, 3♥.

Оппонент: пять тёмных.

Вы открываете торговлю $5 ставкой в ранней позиции. Все скидываются, кроме игрока
под пистолетом, который вначале пасовал под вас, а теперь поднимает ставку ещё на $5.
Предположим, вызнаете, что этот игрок никогда бы не сделал такой ход, не имея три
одинаковых или лучше. Положим также, что с учётом анте и ваших потенциальных шансов
было бы неправильно сброситься, даже если бы вы знали, что у противника готовая
комбинация. Поэтому вопрос заключается в том, надо ли просто уравнять $5 подъём или же
повторно поднять ставку ещё на $5.

Подъём оппонента говорит вам, что у него либо тройка, которая, естественно, слабее
ваших трёх тузов, либо же пэт (то есть, бесприкупная комбинация). Если у него тройка,
тогда ваша рука сильнее и вы фаворит на взятие банка; если же у него пэт, тогда у вас
вторая по силе рука, и вы можете проиграть банк. В соответствии с распределением карт в
покере с обменом, у оппонента будет тройка в 65% случаев и пэт в 35%. Если у него пэт,
подниматься дальше, очевидно, нет смысла. Однако шансы почти 2 к 1 за то, что у него
тройка. Стоит ли поэтому дальше поднимать ставку?

Ответ нет, потому что если вы просто уравняетесь, и оппонент поменяет сколько-то
карт, вы можете поменять одну карту, как будто у вас две пары, и осуществить пас-подъём
после обмена. Предположив, что он уравняет ваш подъём, что он почти наверняка сделает,
и пренебрегая мизерной вероятностью того, что противник дойдет до фулл-хауса, а вы нет,
вы выиграете $30 (плюс анте), играя таким образом, -- 10 до обмена и $20 после него, когда
вы спасуете, оппонент поставит $10, а вы подниметесь до $20. В противоположность этому,
вторично подняв ставку на $5 до обмена и поставив ещё $10 потом, вы выиграете всего $25
-- $15 до обмена и $10 после него. Таким образом, в 65% случаев, когда у оппонента три
одинаковых, уравниваясь, вы выигрываете на $5 больше, чем поднимаясь вторично. В то
же время в 35% случаев, когда у него пэт (а вы не нагребли фулл-хауса), вы теряете всего
$10 вместо $15, экономя $5. Следовательно, в данной ситуации уравниваться – правильная
тактика, поскольку она верна во всех случаях, будет ли у оппонента тройка или пэт.

А вот более сложная ситуация из холдема.

ХОЛДЕМ

Предел ставок $10-$20

Оппонент: две закрытых

Вы: K♠, Q♠.

Прикуп: K♦, 9♥, 6♠, 2♣.

Оппонент, который хорошо играет, спасовал и уравнял вашу ставку на флопе. Когда
следующей в прикуп пришла двойка, он опять спасовал. Пасовать вам или ставить на паре
королей?

В холдеме всякий раз, как противник ставит, уравнивается или поднимает ставку,
хорошие игроки задают себе вопрос: «На чём это он сделал?» Потом они размышляют над
различными комбинациями у оппонента, на которых он мог это сделать. Поэтому когда
оппонент уравнял вашу ставку на флопе, а затем спасовал на четвертой улице, вы
пытаетесь определить, какие комбинации могли у него быть, что он так пошел.

Противник мог использовать слоуплей на руке лучше вашей – скажем. К,9 или 6,6. По
вашим расчётам, 25% за то, что у него такая рука. У него может быть и вполне неплохая
рука типа K,J или же K,10. ВЫ оцениваете вероятность этих рук тоже в 25%. Могла быть и
посредственная рука типа К,4 или А,9, или 10,10. На эти руки вы даете 35%. И вы
оставляете 15% на то, что у него 8,7, и он тянет на стрит.

Вы знаете, что если сделаете ставку на четвертой улице после его паса, оппонент,
возможно, уравняется на средних комбинациях или незавершенном стрите, и по крайней
мере примет ставку, если у него сильная комбинация. Однако, вероятно, он скинется на
посредственных комбинациях, поскольку банк недостаточно велик, чтобы оправдать
уравнивание на них. Поэтому после того, как он пасует на четвертой улице, правильной
тактикой становится, пожалуй, тоже спасовать в ответ (* Изменения в структуре холдема со времени написания этой книги делают этот ход спорным. Однако, ход мыслей остается верным).
Вы намерены сделать ставку в конце, если оппонент спасует, и уравняться, если он сделает ставку.

Логическое обоснование такой игры состоит в том, что как и многие другие, этот игрок
сбросится на посредственных руках, если вы сделаете ставку на четвертой улице, чтобы не
пришлось дважды уравниваться, дабы увидеть вашу комбинацию. Ваш пас на четвертой
улице упрощает его уравнивание в конце партии не только потому, что оно становится
дешевле, но и потому, что вы проявили слабость. Очевидно, что пас также является
лучшим словом и в тех 25% случаев, когда у вас худшая рука. И наконец, пас на четвертой
улице провоцирует блеф в конце.

Недостатки паса на четвертой улице заключаются в том, что 1) он дает противнику
бесплатную карту, в результате чего он может набрать лучшую комбинацию, и 2)
существует 25%-ная вероятность, что у противника карта типа K,J, либо K,10, на которых
он, возможно, уравняется дважды. Важно, чтобы банк был мал – скажем, ниже $60 в $10-
$20 игре. Тогда пас становится правильным ходом, потому что вы приобретаете всего одну
ставку, пасуя и ставя в конце против слабеньких рук оппонента, но теряете целый банк,
если бесплатная карта делает вашему противнику лучшую комбинацию.

Заметьте, что процентные вероятности подтверждают, что пас является правильным
ходом на четвертой улице.

Возможные комбинации у оппонентаПримерная вероятностьЛучшая тактика
Лучше вашей25 %Пас
Посредственные35%Пас
Средние (K,J или K,10)25%Ставка
Незавершенный стрит15%Ставка

Поскольку вы ожидаете, что оппонент скинется на посредственных комбинациях, если
вы сделаете ставку на четвертой улице, а вы хотите выиграть по крайней мере ещё одну
ставку на этих руках, праввильной тактикой в 60% случаев будет пас. Ставить оправдано
только в 40% случаев. Обычно вы выбираете тактику, которая, похоже, годится для
большинства случаев – следовательно, это пас.

АНАЛИЗ СТОИМОСТИ ОШИБКИ

К несчастью, тактика, которая, похоже, верна в большинстве случаев, не всегда
оправдана. Когда перед вами выбор ходов, вы также должны решать, насколько будет
плохо, если вы сделаете ошибку. Вот очевидный пример. Если оппонент делает ставку в
конце партии, и вы думаете, шансы того, что у него лучшая рука, больше, чем 50 на 50,
правильным поступком в большинстве случаев будет сдаться и тем самым сберечь ставку.
Однако, если сброс окажется ошибкой, это будет стоить вам не одну ставку, а целый банк –
если вы сброситесь на лучшей руке. Поэтому надо уравнивать ставку, даже несмотря на то,
что с точки зрения вероятности вы делаете ошибку. Причиной для уравнивания служит то,
что эта ошибка будет стоить вам всего одну ставку, а предыдущая ошибка – сброс на
лучшей руке – будет стоить вам целого банка (Это просто ещё раз подтверждает тот факт,
что надо уравниваться, когда шансы банка, которые вы получаете, в соотношении с
шансами иметь лучшую руку, делают уравнивание ходом с положительным ожиданием).

Бывают также и другие ситуации, где неправильная игра может стоить вам
значительной суммы денег, поэтому вам не обязательно выбирать этот ход, хотя он должен
оказаться правильным более, чем в 50% случаев. Такие ситуации возникают особенно в
безлимитном покере. Представим, например, что у вас две дамы в безлимитном холдеме, и
вы заряжаете небольшой подъём перед флопом. Все скидываются, кроме одного, который
отвечает гигантским вторичным подъёмом. Вы знаете, что этот игрок сделает такой ход не
только на паре тузов и паре королей, но и на тузе-короле. Если ничто больше не
подсказывает, какая из трёх данных комбинаций у этого игрока, у вас есть теорема Байеса,
согласно которой шансы ложатся 4 к 3 в полльзу того, что у оппонента туз-король, а не
пара тузов или королей. Значит, в 4/7 случаев ваша пара дам фаворитная комбинация, а в
3/7 случаев они бьются. Однако, если у оппонента туз с королём, шансы пары дам на
выигрыш всего 13 к 10, поскольку оппоненту годятся пять карт, каждая из которых
образует ему либо пару королей, либо пару тузов. Поэтому если вы уравняете подгятую
ставку, и у оппонента в рууке туз-король, вы в среднем выиграете 13 раз, а другие 10
проиграете. С другой стороны, эти три раза из семи, когда у противника два туза или два
короля, у ваших двух дам большие шансы (4 ½ к 1) быть убитыми, а это означает, что при
этих раскладах вы проиграете в среднем каждые 18 сдач из 22.

Поэтому вы не можете сказать: «Мои дамы имеют шансы дать мне выигрышную руку 4
к 3. Поэтому я должен уравнять ставку.» Оказывается, что в 3/7случаев, когда у оппонента
два туза или два короля, вы теряете столько, что компенсировать это обратно невозможно в
тех 4/7 случаев, когда у него туз с королём.

Здесь действует следующий общий принцип: Если одна альтернатива будет иметь
слегка плохие последствия в случае неудачи, а другая – ужасные последствия в этом
случае, может оказаться верным выбрать первую альтернативу, даже если вторая имеет
чуть большие шансы на правильный ход.

Вот пример этого принципа в лимитной игре, где последствия неправильного хода
отнюдь не такие трагические, как в безлимитном примере.

СЕМИКАРТОЧНЫЙ РАЗЗ

Предел ставок $15-$30.
Вы: A♥, 2♠ тёмные и 3♦, 9♣, 4♠ светлые.
Оппонент: две тёмных и 4♦, 7♣, 8♠ светлые.

Оппонент ставит $30, и вы знаете, что в такой ситуации он поставит на чём угодно,
кроме двух пар. Что делать – уравнивать или поднимать ставку?

Теория вероятностей говорит нам, что у противника чуть больше шансов – около 55% -
за то, что он собрал свой 8,7-лоу, когда делал ставку, если предположить, что начинал он с
трёх мелких карт. Если у него действительно 8,7-лоу, вам не следует поднимать ставку,
поскольку вы немножко в худшем положении, и, возможно, вас поднимут дальше. Однако,
если одна из открытых карт оппонента пришлась в пару к одной из его закрытых карт, что
бывает в оставшихся 45% случаев, подъём очень выгоден, поскольку вы получаете
большое преимущество. Таким образом, уравнивание правильно в 55% случаев, а подъём
является лучшим ходом в 45% случаев. Тем не менее, лучше всего поднять ставку,
поскольку подъём будет чуть-чуть плох в 55% случаев, а уравнивание будет очень плохо в
45%. Другими словами, даже если оппонент набрал-таки 8,7-лоу и вторично поднимает
ставку, у вас все равно есть хороший шанс набрать лучшую комбинацию на оставшихся
картах. Однако, если у него образовалась пара, у него остаётся лишь призрачный шанс
побить вашу карту, поскольку ваш 9-лоу уже лучшая рука, и у вас прекрасная возможность
усовершенствовать его для выигрыша партии – даже если противник набрал 8,7-лоу.
Следовательно, на длинной дистанции лучше поднимать ставку, чем уравниваться, хотя
подъём верен только в 45% случаев.

РЕЗЮМЕ

Точный и быстрый анализ соотношения риска и прибыли от каждого хода приходит
только с практикой. Некоторые игроки высшего класса делают это интуитивно. В этой
главе мы обсудили теоретическое обоснование таких решений. В большинстве случаев,
когда выбор хода проблематичен, лучшей тактикой будет та, которая, похоже, окажется
правильной более, чем в 50% случаев. Однако, если статистически оправданный ход имеет
очень плохие последствия в случае неудачи, а менее оправданный ход имеет лишь
незначительные последствия, может оказаться правильным избрать менее очевидный ход.

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Глава 25

Сообщение -AA- »

ГЛАВА 25

ОЦЕНКА ИГРЫ

Перед тем, как сесть за стол, хорошие игроки в покер вначале постоят и оценят игру,
особенно когда есть из чего выбирать, как в Лас-Вегасе или в Гардене, что в Калифорнии.
Однако, серьёзный игрок подумает даже над приглашением поиграть раз в неделю в
приватной компании прежде, чем стать её регулярным участником.

Есть два момента в оценке игры. Первое – надо прикинуть, стоит ли игра свеч. И второе
– определить, как играть в данной компании. Когда профессионал рассматривает, стоит ли
игра его участия в ней, он оценивает ожидаемый часовой коэффициент прибыли и решает,
удовлетворяет ли его такой коэффицент.

Обычно в домашней игре партнёры не слишком интересуются часовым
коэффициентом. Однако, даже у них нет желания играть в неблагоприятных условиях;
также им не хочется садиться за стол, где ставки слишком высоки для их финансового
положения или слишком низки, чтобы вызывать интерес. Кроме того, народ должен
посмотреть на игру и убедиться, что здесь он себя будет чувствовать комфортно. Также
учитывается скорость игры. Если человек действительно хочет поиграть в карты, он всё
равно вряд ли сядет за стол, где интервал между сдачами составляет четыре-пять минут.

Существует два важнейших фактора для определения, стоит ли садиться и как играть в
данной конкретной компании: это структура игры и сами игроки.

ОЦЕНКА СТРУКТУРЫ ИГРЫ И СООТВЕТСТВУЮЩИЙ НАСТРОЙ ПОД НЕЁ

Под структурой игры понимается в основном анте, пределы ставок и правила
торговли. Структура игры может оттолкнуть от стола игрока среднего или даже выше
среднего уровня, но такое редко случается с хорошими игроками. Хороший игрок должен
уметь подстроить свою игру под любую структуру, какая бы ни встретилась в жизни.

Однако, в одном случае структура может оттолкнуть и хорошего игрока: это бывает,
когда складывается такая ситуация, что средние игроки спонтанно превращаются в
хороших. Большинство игроков не сильно меняют свой стиль игры в зависимости от
структуры; они предпочитают играть довольно стабильно, как привыкли. Однако, порой
структура идеально соответствует стилю группы игроков. В особенности анте и/или
блайнды волею случая подбираются такими, что стиль игры определенного контингента
становится близким к совершенству. Например, в Лас-Вегасе есть несколько весьма
агрессивных любителей семикарточного стада, которые в обычной игре позволяют себе
чуть больше раскованности, но за столами с очень высоким анте они играют практически
идеально.

АНТЕ И ДРУГИЕ ВЫНУЖДЕННЫЕ СТАВКИ

Основное, что интересует народ в анте и других форсированных ставках, как,
например, блайнды в холдеме, это насколько они велики по сравнению с пределами ставок.
Как мы видели в главе 4, если анте большое, надо играть свободнее, пытаясь увести
побольше анте, и почти никогда не применять слоуплей. Если анте мало, вы играете
жёстче, берёте меньше анте и чаще используете слоуплей. Если вы чувствуете, что вы
лучше играете и вам более комфортно в аккуратной игре с низким анте, значит, это то, что
вам нужно, и наоборот. Например, если вам особенно удаётся маскировать ваши карты,
применять медленный подъём и ставить ловушки противникам, тогда игра с малым анте
оптимально подходит под ваш стиль. Если, с другой стороны, вы агрессивный игрок с
хорошей интуицией, подсказывающей вам, когда блефовать, а когда нет, тогда игра с
высоким анте должна принести максимальные результаты. Однако, независимо от стиля
игры, следует избегать столов, где анте просто чудовищно по сравнению с пределами
ставок. В таком случае банк с самого начала настолько высок, что стоит уравниваться
почти ни на чём, и вся игра практически сводится к сдаче карт и определению, у кого самая
сильная комбинация.

Важным аспектом структуры анте является размер начальной ставки и величина
первого подъёма после начальной ставки. Изменения этих двух ставок могут привести к
значительным переменам в стратегии. В качестве иллюстрации возьмём стандартный $15-
$30 разз в Лас-Вегасе и эту же игру с такими же пределами ставок $15-$30, которую я
попробовал в Рено.

Обычно в $15-$30 раззе в Лас-Вегасе принято $1 анте, и обладатель старшей карты
делает вынужденную ставку $5. После чего любой может поднять её на $10, что даст уже
$15. При такой структуре, если у вас хорошая рука, почти всегда правильно поднять ставку
на второй после самой старшей (худшей) нижней карты, если все остальные скинулись.
Если вы просто уравняете $5 вынужденную ставку на приличной руке, обладатель худшей
нижней карты имеет право уравняться после вас даже абсолютно ни на чём просто потому,
что он получает шансы банка 3 ½ ê 1 íà ñвоей $5 ставке и может выиграть, если к нему
придёт фоска, а вам нет. Если же вы поднимите ставку в такой ситуации, вы срезаете его
шансы примерно до 2 к 1. Теперь если этот игрок пожелает рискнуть перетянуть вас в
следующем круге, у него худшее положение, если только он сам не набрал хорошую
комбинацию.

В Рено, с другой стороны, при игре с тем же пределом $15-$30 обладатель старшей
карты открывает игру ставкой в $10, после чего любой может поднять и сделать её равной
$25. Такая структура диктует совершенно другую стратегию в той же самой ситуации. При
таких условиях становится почти всегда правильно просто уравнять начальную ставку $10,
имея вторую после худшей нижней карты, если у вас есть рука. Вы надеетесь на вторичное
уравнивание после вас, поскольку у этого игрока уже нет достаточных шансов банка, чтобы
играть на обгон, рассчитывая дальше усовершенствовать комбинацию.

Разница в стратегии обусловлена Фундаментальной Теоремой Покера. Уравниваясь, вы
не только вынуждаете оппонента сделать ошибку на слабой руке, но к тому же вы ещё
создаёте впечатление, что ваша рука слабее, чем она есть. Если оппонент уравнивает вашу
ставку, на здоровье. Если поднимается, тоже замечательно.

Взаимозависимость различных структур и стратегий также можно проследить, сравнив
предыдущий расклад холдема с пределом ставок $10-$20 в Рено и в Лас-Вегасе. В Вегасе
первая ставка $5, и поднимающий может сделать её $10. В Рено первая ставка $4, и
поднимающий может сделать её $14. Первое различие в том, что в Вегасе вас заставляют
играть чуть жёстче, поскольку начальный вклад на доллар больше. Однако, в Рено вы
должны подниматься на несколько лучшей руке, поскольку вы вкладываете целых $14 – на
$4 больше, чем в Вегасе, а начальный банк, который вы поднимаете, меньше. То есть,
отношение вклада поднимающего к деньгам заходчика $14 к $4 в противоположность $10 к
$5 в Лас-Вегасе. Таким образом, в Лас-Вегасе зачастую бывает праввильно запустить $5
подъём для обмапна оппонентов, чтобы заставить их спасовать перед вами на флопе, а в
Рено обычно дороговато поднимать ставку только для того, чтобы ввести партнёров в
заблуждение. Кроме того, когда вы уравниваете начальную ставку $5 в Вегасе, вы почти
всегда вынуждены ставить и вторые $5. В Рено же у вас вполне может быть рука, стоящая
$4 уравнивания, но потом её придётся сбросить, поскольку уравниваться за $10 на ней
становится дороговато.

ПРЕДЕЛЫ СТАВОК

Первое, на что стоит обратить внимание при рассмотрении пределов ставок, это можете
ли вы себе такое позволить. Даже если вы полагаете, что у вас неплохие шансы, не стоит
садиться за стол с такими высокими ставками в соотношении с вашими деньгами, что вы не
сможете правильно разыгрывать комбинации, поскольку не хотите рисковать проиграться в
дым. В то же время, если вы считаете, что это для вас бестовая ситуация, надо играть на
самом высоком пределе, который вы можете себе позволить, когда только возможно.

Прекрасный непрофессиональный игрок Джей Хеймовиц из Монтичелло, штат Нью
Йорк, рассказывает о том, как он начинал играть в 25-50-центовый покер в начале 1960-х.
«Я заметил, что выигрывал около $20 в неделю, и на эти $20 мы с моей женой Кэрол могли
выбраться раз в неделю в ресторан пообедать, -- поведал мне Хеймовиц. – Затем меня
осенило, что, играя по $1, я бы мог наиграть $40 в неделю, и выбираться два раза в
ресторан.» Сегодня Хеймовиц процветающий дистрибьютор пива «Будвайзер», он играет в
безлимитный холдем на десятки тысяч долларов против самых лучших холдемистов мира,
но суть его рассказа в том, что при прочих равных условиях, если вы играете в бестовой
ситуации, тогда чем выше ставки, тем больше вы в среднем выиграете.

Если вы играете с пределом, который вас устраивает, значение приобретает
соотношение размера ставок на ранних стадиях торговли и на последующих. Если пределы
ставок резко растут от круга к кругу, вы должны играть немножко отлично от того, когда
они остаются относительно устойчивыми. Выражаясь математически, тем больше
эскалация (рост) пределов, тем выше у вас потенциальные шансы на ранних стадиях
торговли. Так, стоит поиграть свободнее в начале партии, если знаете, что можно выиграть
большие ставки в конце. Говоря свободнее, мы имеем в виду, что вы берётесь играть на
руках, которые имеют какие-то шансы метаморфизироваться в сильные комбинации. Не
надо играть на посредственной карте, из которой может получиться лишь средне-хорошая
комбинация. Другими словами, если у вас нет обоснованной уверенности в том, что рука
станет лучшей за столом, даже если она усовершенствуется, тогда это рука не играбельная
(not playable), и лезть в свару на ней не стоит. Однако рука типа высокого недотянутого
стрита с внутренней дырой, на которой бы вы не играли при относительно небольшом
разбросе ставок, может стать достойной розыгрыша, если вы планируете выиграть на ней
большую ставку позже, когда из колоды придёт нужная карта.

Несомненно, игры с максимальным подъёмом ставок от начала до конца торговли –
это вариант со ставками не выше банка и беспредел. Безлимитный покер по сути своей не
имеет предела подъёма, любой участвующий может поставить любое количество денег с
самого начала, но обычно ставки заметно возрастают с развитием торговли. И как мы
видели в главе 7, в банко-предельном и безлимитном покере потенциальные шансы, -- а не
те, что сулит банк на данный момент, -- зачастую становятся основным пунктом при
принятии решения, делать ставку или уравниваться.

Когда ставка имеет достаточно устойчивые пределы – типично это $2-$4, $5-$10, $10-
$20, то есть, увеличиваться она может только в два раза от первого круга до последнего, --
вы должны стартовать с хорошей рукой и выкидывать карту, которая требует элемента
удачи. Вам приходится платить слишком высокую цену за то, чтобы остаться в игре, она
непропорциональна тому, что вы можете выиграть несколько раз на удачном приходе.
Особенно важно избавляться от таких рук в партиях, где было слишком много подъёмов на
первом круге. Зачастую народ запускает по два-три подъёма до флопа в лимитном холдеме.
В подобной игре важно играть на высоких парах и сильных картах, воздерживаясь от рук
типа 8♠, 6♠.

Для таких стартовых рук, чтобы они игрались с прибылью, нужны низкие ставки в
начале партии и высокие в конце. То есть, вам подойдёт игра, в которой не слишком
дорогой обмен, в результате которого вы сможете наменять мощную комбинацию,
способную принести вам уйму денег в последующих кругах торговли.

ПРАВИЛА ТОРГОВЛИ

Перед тем, как сесть играть, следует задать себе ряд вопросов. Дозволен ли правилами
пас-подъём? Допускаются ли вариации в торговле или ставка неизменна? В семикарточном
стад-покере младшая или старшая карта открывает игру? Сколько допускается подъёмов?
Имеет ли заходчик первое слово в следующем круге?

Каковы бы ни были правила, надо с ними тщательно ознакомиться прежде, чем
садиться играть. Не повторите ошибку моего приятеля, впервые севшего играть в дропокер в Гардене. Он единственный из людей, которых я знаю, ухитрившийся проиграть
партию, имея в руке флеш-ройяль. В Гардене для открытия (вступления в игру) нужно
иметь мминимум пару валетов или выше, а джокер используется в качестве болвана. То
есть, джокера можно пристраивать только к стритам, флешам и тузам – в другие пары он не
идет.

Мой друг Н.С. сел играть в дро-покер с пределами ставок $2-$4, уплатив входной взнос
$40, и первые карты, которые он получил, был тузовый стрит A♣, Joker, Q♥, J♥, 10♥.

У него было третье слово после дилера. Человек под пистолетом (см. Словарь) сказал
пас, второй тоже спасовал, и Н.С. радостно поставил $2. Все за ним скинулись, и затем бац!
Игрок в первой позиции поднял ставку, а второй поднял её ещё дальше. Совершенно
обалдевший, Н.С. уравнял двойной подъём, и первый подъёмщик уравнял вторичный
подъём.

Когда дошло дело до обмена карт, первый остался стоять на своих. Второй также. Н.С.
был достаточно сообразителен и быстро понял, что его стрит бит если не первым, то точно
вторым игроком. Поэтому он мудро сбросил туза треф в надежде натянуть стрит-флеш
червей или просто любой флеш, проскольку с джокером он имел в верхах A,Q.

Натягивая пятую к такой красивой системе, как 10♥, J♥, Q♥, Jk, Н.С. удовлетворяла
любая из четырёх карт, дающая ему стрит-флеш, а именно 8♥, 9♥, K♥ и A♥. Когда он
взглянул на приход, он был там – король червей! Он собрал флеш-ройяль – самую
шикарную комбинацию из всех возможных в мире.

Второй игрок сделал ставку. Н.С. поднял её. Первый уравнялся, Второй поднял ставку
дальше. Н.С. поднял ещё дальше. В конце концов первый игрок сбросил свой флеш со
старшим валетом, но дальнейшие подъёмы продолжались до тех пор, пока в банке не
набралось целых $40, с которыми Н.С. вступал в игру. Второй игрок обнажил фулл-хаус –
два короля и три девятки. Широко улыбнувшись в предвкушении долгожданной победы,
Н.С. раскрыл свой роял флеш.

Он уже был готов забрать банк, когда партнёр задал ему вопрос: «На чём вы
открывались?»

- На чём открывался? -- недоумённо переспросил Н.С. – У меня был стрит.
- Но вы меняли карту. – заметил оппонент. – У вас нет открывающего минимума.

Вспомним, что по правилам Гардены для открытия нужно не меньше пары валетов.
Джокер может использоываться только с тузами, стритами и флешами. Поскольку Н.С
сбросил своего туза треф и действительно менял одну карту, натягивая роял флеш, он не
мог доказать, что открывал торговлю на законной комбинации. А в игорных залах Гардены
на стене, между прочим, специально висит поясняющий плакат, который гласит: «При
сплитовании открывающей комбинации игрок должен сказать сэйм (same = такая же) и
обозначить сносимую карту, задвинув её под фишку картинкой вверх». Н.С. не знал этого
правила, его роял флеш был признан неуществующим (мёртвым), и обладатель фулл-хауса
снял банк.

Помимо самого знания правил, важно ещё правильно их использовать с выгодой для
себя, как это сделал обладатель фулл-хауса в Гардене. Здесь мы, правда, не вдаёмся в
подробности, но вам всегда предстоит строить свою тактику в соответствии с правилами
игры. Предположим, например, что правилами запрещён пас-подъём. В результате вы
лишаетесь чрезвычайно эффективного приёма, который, положим, у вас выходит лучше,
чем у других игроков за столом. Стратегия игры меняется так, что преимущество получает
игрок на последней позиции. Поэтому если вы оказываетесь на этом месте (последним), вы
должны ставить на порядок больше, поскольку вам больше не грозит риск коварного пасподъёма. На ранних стадиях торговли можно побольше использовать полублеф, поскольку
худшее, что может произойти, это то, что вас уравняют, -- но не поднимут. Даже на первой
позиции вы должны ставить чаще, чем обычно, поскольку нет возможности использовать
пас-подъём (Однако против крутых игроков всё равно может быть лучше пасовать и
уравниваться, нежели ставить на очень хорошей руке в первой позиции, поскольку вы
можете спровоцировать их сделать ставку на руке, которую бы они скинули, если бы вы
сами сделали ставку).

ПРАВИЛЬНЫЙ НАСТРОЙ СООТВЕТСТВЕННО СТРУКТУРЕ ИГРЫ

Важно выстроить вашу игру в соответствии с правилами торговли, пределами ставок и
структурой анте. Способность перестраивать стиль игры – одно из мощнейших
преимуществ хороших игроков. Для теоретически неподготовленного игрока
инстинктивный поиск правильной тактики в незнакомой структуре требует определённых
усилий. А тем временем он делает дорогостоящие ошибки.

Например, $15-$30 холдем, который обычно игрался в центральном казино Лас-Вегаса
«Золотой самородок» (Golden Nugget), привлекал наикрутейших холдемистов страны.
Однако, несмотря на все свои положительные качества, большинство из них никак не
могло взять в голову, что структура здешней игры в отличие от $10-$20 холдема, который
они знали, требовала изменения стратегии.

В $10-$20 игре обычно 50-центовое анте и $5 блайнд. Выйти стоит $5, и столько же,
чтобы поднять ставку. А в «Золотом самородке» с пределами ставок $15-$30 нет анте, зато
есть два блайнда -- $5 и $10. Выйти стоит минимум $10 и ещё $15, чтобы поднять ставку,
что в сумме даёт $25. Таким образом, в такой игре пойти (ставко) стоит значительно
дороже относительно предела ставок, чем в $10-$20 игре, -- особенно когда уже был
подъём ставки. При уравнивании $5 блайнда в $10-$20 игре вы вкладываете половину от
$10 ставки на флопе; но когда вы уравниваете $10 блайнд в «Золотом самородке» с
пределами ставок $15-$30, вы вкладываете две трети от $15 ставки на флопе. Если вы
поднимаете ставку (или уравниваете подъём) в игре с пределом $10-$20, вы вкладываете
целую ставку на флопе, а именно $10; но когда вы поднимаете или уравниваете подъём в
игре с пределом $15-$30, вы вкладываете почти вдвое больше, чем ставка на флопе, -- $25.
Кроме того, если вы уравниваете $5 блайнд на ранней позиции в игре с пределом $10-$20,
вы рискуете, что вас поднимут только на величину начальной ставки; но когда вы
уравниваете $10 блайнд с пределом $15-$30 в ранней позиции, вы рискуете быть поднятым
ещё на $15 – в полтора раза дороже начальной ставки.

Эффект таких структурных изменений в $15-$30 игре, где стал дороже выход,
заключается в том, что играть здесь надо очень жёстко и только на руках, которые не
зависят от величины потенциальных шансов. Комбинации типа туз-король и крупные пары
поднялись в цене, а руки типа 6,7 одной масти и мелкие пары, играющиеся в $10-$20
холдеме, упали в цене. Эти различия имеют такое значение, что любой, кто их понимает и
правильно приспособился, получает преимущество в $15-$30 холдеме над игроками,
которые, возможно, шикарно играли в $10-$20 холдем, но решили, что можно так же
играть за столами $15-$30.

ОЦЕНКА ИГРОКОВ И НАСТРОЙКА ПОД НИХ

Если вы решаете, играть ли и как, партнёры за столом гораздо более важны, чем
структура игры. Редко структура оттолкнёт хороших игроков от игры, но если они увидят,
что за столом собрались только игроки высшего класса сравнительно с их собственными
способностями, они скорее всего поищут другой стол. Есть старинная и верная поговорка в
покере: «Оглянитесь вокруг и посмотрите: если за столом нет лоха, значит, вы им и
будете».

В то же время все за столом не должны быть хуже вас по классу. Всё, что вам нужно
для того, чтобы игра была потенциально выгодной, это присутствие одного-двух плохо
играющих, либо пяти-шести посредственных игроков. Если же все будут так же или почти
так же хороши, как вы, вы не обязательно окажетесь в худшем положении, правда, не стоит
ждать и очень высокого среднечасового выигрыша.

ИГРОКИ ЧЕРЕСЧУР СВОБОДНОГО СТИЛЯ

Если вы решили, что уровень противников позволяет сесть с ними за стол с
потенциальной прибылью, следующим шагом будет оценить их ошибки и посмотреть, как
лучше всего воспользоваться их ошибками себе во благо. Самая распространённая ошибка
– это слишком частое участие в игре (розыгрыш слишком большого количества рук,
некоторые из которых не стоит разыгрыввать никогда). В Лас-Вегасе я часто вижу, что эта
тенденция – порой единственная слабость некоторых игроков. Всё остальное у них отлично
получается. Поэтому на самом деле для того, чтобы получить преимущество, не остаётся
практически ничего другого, как просто учесть их ошибки и не играть так рискованно и
часто, как они. Однако даже просто игра на лучших по качеству в среднем стартовых
комбинациях сама по себе уже даёт значительное преимущество. Порой против них я
играю совсем не изобретательно просто, чтобы приучить их к мысли, что я игрок так себе.
Таким образом, я стимулирую их играть на ещё большем количестве комбинаций. К концу
ночи их деньги обычно перекочёвывают ко мне, а они лишь покачивают головами,
удивляясь, как это мне удалось так здорово их обыграть. Но я не обыгрывал их, как они
думают, также и удача не слишком мне улыбалась. Просто я играл на лучших начальных
комбинациях, чем они, и поэтому когда я торговался, то заканчивал обычно с лучшей
комбинацией, чем они.

Зачастую игроки, разыгрывающие слишком большое число комбинаций, делают также
и множество других ошибок. Типичный игрок свободного стиля обычно слишко много
уравнивается – не только на первом, но на всех кругах. Такого рода игроки чаще всего
встречаются в домашних компаниях. Они играют в покер всего раз в неделю и хотят
максимум торговли. Против таких оппонентов консерватизм и терпение приносят
солидные дивиденды. Вы просто играете на приличной карте и не блефуете так часто, как
предписывает теория игр. Нет решительно никакого смысла блефовать, если вы знаете, что
вас уравняют. Исключение можно сделать, пожалуй, разок-другой в начале партии в
обманных целях – тогда вы будете вдвойне уверены, что в скором времени вас уравняют на
нормальной руке, а это как раз то, что вам нужно.

ИГРОКИ СЛИШКОМ ЖЁСТКОГО СТИЛЯ

Порой встречается обратный тип игроков – играющих слишком жёстко (скованно).
Такие ребята могут играть слишком скованно в первом круге или во всех кругах, но чем
жёстче они играют, тем более выдают свою карту. Вы получаете преимущество над
игроком, который слишком скован в первом круге, уводя у него анте более часто, чем это
следует по теории игр. На самом деле нужно тестировать такого игрока, поднимая
вынужденную ставку практически всякий раз, когда вы с ним остаётесь один на один.
Каждый раз это делать не надо, поскольку в конце концов он может догадаться, что вы
грабите его, и ослабит узду, что не в ваших интересах. Однако, вы должны постараться
продолжить торговлю с таким парнем по крайней мере два раза из трёх, когда он остаётся
единственным после вас в первом круге.

Много любителей, держащихся чересчур скованно в начале партии, имеют тенденцию
играть слишком свободно с развитием событий. Играя только на хороших стартовых
картах, они ненавидят их сбрасывать. Соответственно, если вас уравнивает такой игрок,
когда вы пытаетесь увести анте в начальном круге торговли, очень важно скинуть ваш
блеф, поскольку такой тип не сдастся и в последующих кругах, уравняв ваш подъём.
Однако, если у вас нормальная рука, способная, как вы полагаете, стать лучшей
комбинацией за столом, торгуйтесь на ней, поскольку этот игрок скорее всего будет
стараться догонять вас (уравниваться) всю дорогу, несмотря на то, что его карта может
быть гораздо слабее вашей.

Гораздо реже встречаются жёсткие игроки, сдающиеся на слишком многих
комбинациях во всех стадиях торговли. Против них можно использовать полублеф
практически всякий раз, как вам даётся возможность изобразить хорошую комбинацию, и
блефовать стоит чаще, чем подсказывает теория игр.

ДРУГИЕ ОШИБКИ, НА КОТОРЫЕ СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ

Как мы отмечали в первом параграфе этой главы, некоторые во всём остальном
прекрасные игроки не способны подстроиться под различную структуру игры. Поэтому
порой вы можете отважиться сесть с ними за стол исключительно потому как знаете, что в
данном случае они играют в незнакомом окружении. Вы получаете от этого преимущество,
играя более точно, в соответствии со структурой.

Одна из моих любимых категорий – это игроки, никогда не использующие блеф. У
вас огромнное преимущество над ними, потому что почти всегда вы знаете, что
выдвигается против вас. Против большинства игроков вы должны уравниваться на
маргинальных комбинациях, поскольку обычно у вас есть два способа выиграть – либо за
счёт улучшения комбинации до самой сильной руки, либо побеждая их, когда они
блефуют. Однако, вполне оправданно допустить, что игроки, которые никогда не блефуют,
что-то имеют в руке, когда делают ставки, и вы уравниваетесь с ними только тогда, когда
ваша рука имеет хорошие шансы побить их комбинацию, или когда у вас достаточно
хорошие шансы банка для продолжения борьбы. Никогда не приходится уравнивать ставку
для разоблачения блефа. Даже игроки, блефующие гораздо меньше положенного, дают вам
большое преимущество, особенно если вы в редких случаях их блефа играете так, чтобы
остановить его.

За ощутимый период времени вы можете спасти огромное количество ставок, не имея
необходимости уравнивать таких игроков. В то же время весьма возможно наковать на них
небольшой капиталец, поскольку против них вы выступаете только на нормальных
комбинациях, способных побить их карты. Занятно, но играя с такими партнёрами, вы
встречаетесь с психологически удручающим фактором, что вы наживаетесь только на их
ошибках, вовремя сбрасываясь и отдавая им банк, когда нет нужды за него бороться. Ваша
прибыль строится на том, что вы проигрываете им меньше, чем прочим. Это ещё одно
проявление основного покерного принципа, который состоит в том, что любая спасённая
(сэкономленная) ставка означает больший выигрыш в конце партии, недели, года и так
далее.

Иногда единственный недостаток, который я могу нащупать в оппонентах, состоит в
том, что они никогда не используют пас-подъём на блефе. Даже этот сравнительно
небольшой недостаток даёт мне преимущество. Уверенность, что у оппонента всегда
хорошая рука, позволяет мне сдаваться на карте, с которой я бы в другой ситуации
уравнялся в случае пас-подъёма противника. Всякий раз, когда мне удаётся сделать это, я
спасаю деньги, и эти сэкономленные резервы дают себя знать на длинной дистанции.
Другой тип игроков никогда не отважится поднимать ставку на блефе; с ними я могу
сэкономить ещё больше, поскольку всегда знаю, что если они поднимаются, значит, у них
хорошая рука.

Порой встречаются игроки, никогда не применяющие пас-подъём. Вы извлекаете
выгоду из этой глобальной ошибки, ставя после их паса чаще, чем против других игроков.
Поскольку такие игроки в принципе не употребляют пас-подъёма, вы знаете, что если они
пасуют, то у них в лучшем случае средняя рука. На самом деле здесь вы в лучшем
положении, чем когда под вас пасуют в игре без пас-подъёма по правилам, потому что в
такой игре партнёр иногда пасует на хорошей руке, дабы спровоцировать вас сделать
ставку на более слабой руке. Игроки, никогда не употребляющие пас-подъём, вряд ли
дойдут до этого: если они пасуют, это бывает, когда их карта не стоит того, чтобы на ней
делать ставку.

Игроки, блефующие чаще, чем следует, дают вам колоссальную возможность для
прибыльной игры. Вы должны приложить все усилия, чтобы заставить их блефовать ещё
больше, а затем вы просто уравниваете их ставку. У меня есть один знакомый, которого я
периодически встречаю в Лас-Вегасе, так вот он блефует больше некуда. Я никогда не
ставлю против этого игрока, поскольку тогда он обычно скидывается. Вместо этого я
говорю пас, и он почти автоматом ставит; потом, в зависимости от руки, я либо
уравниваюсь, либо поднимаю ставку. Верно, что, играя таким образом, я даю ему большие
шансы получить бесплатную карту, но этот риск более чем компенсируется теми разами,
когда он продолжает блефовать.

Хотя слишком часто блефующие могут быть выгодными партнёрами, они в то же
время гораздо более опасны, нежели игроки, которые никогда не блефуют, в особенности
если у вас по каким-то причинам ограничен бюджет. Чтобы воспользоваться ошибками
таких игроков себе во благо, надо провоцировать блеф и почти всегда уравнивать их
ставки, даже на посредственной руке. Очевидно, что игроки, которые слишком много
блефуют, получают свою долю хороших комбинаций, как и все прочие. Если они получают
чуть больше, бывает, что вы проигрываете им больше, чем другим при прочих равных
условиях. Поэтому, сказать к слову, если бы вдруг случилось так, что я был бы ограничен в
средствах, я предпочёл бы стабильных, неблефующих партнёров смелым,
непредсказуемым авантюристам, обожающим блеф как неотъемлемый элемент любой
красивой игры.

Существует бесконечное множество различного рода ошибок, которые можно заметить
в игре своих противников, и если вы замечаете их, всегда найдётся способ извлечь из них
пользу для себя. Ниже приводится перечень наиболее часто употребимых ошибок,
допускаемых игроками в покер, и наилучшей стратегии для использования этих ошибок в
своих интересах.

ТИП ОШИБКИЛУЧШАЯ СТРАТЕГИЯ
Блефует слишком многоПровоцировать блеф, затем уравняться
Блефует слишком малоОстановить блеф, затем скинуться, если вы
не можете побить его карту (если только не
должны прийти ещё карты, с которыми вы
имеете достаточно неплохие шансы
продолжить борьбу)
Никогда не сдаётся даже на средней руке в
конце партии
Никогда не блефуйте, но торгуйтесь на
нормальной руке
Редко сдаётся даже на средней руке в любой
стадии торговли
Не применяйте слоуплей. На приличных
руках ставьте в рост банка
Слишком часто сдаётся в конце партииБлефуйте больше, чем обычно, но не ставьте
до кучи на средних руках
Играет очень скованно в первом круге, зато
потом ни за что не сдаётся
Если этот игрок ещё не уравнялся, и больше
никого не осталось, попытайтесь увести анте
независимо от того, что у вас за карта. Если
игрок уравняет ваш подъём, сдайтесь на блефе.
Однако, вы можете сыграть на средней руке
ради одной карты. Если следующая карта
улучшит вашу комбинацию, противник всё
равно не сдастся
Никогда не употребляет пас-подъёмСтавьте на гораздо большем количестве
комбинаций после такого игрока, чем после
кого-то, кто любит пас-подъём
Никогда не поднимается на блефеСдавайтесь на руках от средних до хороших,
если такой игрок поднимает ставку. Ставьте
против него на карте слабее нормы,
поскольку его ответ даст вам больше
информации, чем вы обычно получаете
Никогда не использует слоуплейЕсли у вас первое слово и небогатая карта,
пасуйте, чтобы посмотреть, что сделает
оппонент. Если он также спасует, вы можете
быть вполне уверены, что блеф сработает в
следующем круге
Играет слишком свободноИграйте солидный покер, поменьше
блефуйте
Играет слишком свободно в первых кругах и
слишком агрессивно дальше
Играйте на хорошей карте, но скромно.
Заставьте оппонента думать, что он может
опередить вас
Слишком часто полублефуетПоднимайте ставку на полублефе
Играет слабо, выдавая свою картуПротив такого типа оппонентов играйте как
можно больше рук, как если б вы использовали
меченые карты

-AA-
Администратор
Сообщения: 226
Зарегистрирован: 13 янв 2020, 15:55

Дэвид Склански «Теория покера». Приложение A

Сообщение -AA- »

ПРИЛОЖЕНИЕ А

ПРАВИЛА ПОКЕРА

5-КАРТОЧНЫЙ ПОКЕР С ОБМЕНОМ (5-CARD DRAW)

После оплаты анте каждый игрок получает от дилера пять карт в закрытую.
Вслед за сидящим слева от дилера, каждый игрок пасует, делает ставку или
поднимает ее. Для получения права сделать начальную ставку игрок обычно
должен иметь минимум пару валетов или более высокую комбинацию. Во многих
заведениях допускается использование джокера - обычно в качестве болвана = bug
(пристраивается только к стриту, флешу или тузу) или же любой карты (wild card).

По завершении первого круга торговли каждый желающий играть, начиная
слева от дилера, может скинуть от одной до пяти карт и получить взамен
соответствующее количество от дилера. Иногда правила ограничивают обмен до
трех карт.

После обмена проводится заключительный круг торговли, обычно он начинается
с игрока, объявлявшего первую ставку. При вскрытии выигрывает старшая
комбинация.

7-КАРТОЧНЫЙ СТАД-ПОКЕР (7-CARD STUD)

Каждому игроку сдается по три карты - две в закрытую, одна в открытую. В
зависимости от правил, обладатель либо младшей, либо старшей светлой карты
начинает торг. Если у двух игроков одинаковые по рангу младшая или старшая
карты, тогда торговлю начинает либо обладатель младшей масти (в порядке
возрастания: трефы, бубны, червы, пики), либо первый слева от дилера - опять же
все зависит от действующих правил.

После первого круга торговли в открытую сдается четвертая карта, и теперь
обладатель высшей комбинации на открытых картах зачинает второй круг
торговли (Если встречаются две одинаковые комбинации, начинает торговлю
хозяин одной из них, сидящий первым слева от дилера).

Затем сдаются в светлую пятая и шестая карты, причем после каждой из них
следует круг торговли. Седьмая карта сдается в светлую, вслед за чем проводится
заключительный круг торговли. В каждом случае торг начинает обладатель
старшей комбинации на открытых картах. При вскрытии выигрывает лучшая рука
(старшая комбинация).

ХОЛДЕМ (HOLD’EM)

Холдем проще всего охарактеризовать как вариацию семикарточного стадпокера. Каждому
игроку сдаются две карты втемную (хоул-карты = hole cards), после чего в центр стола
кладется прикуп из пяти карт в светлую (community cards). Каждый игрок может
пользоваться этим прикупом для образования лучшей пятикарточной комбинации.

После того, как все игроки получили по две карты, проводится круг торговли, и
начинается он с вынужденной (слепой = blind) ставки, которую должны сделать
один, два или три игрока, сидящие слева от дилера или от указательного диска,
если вас обслуживает профессиональный дилер. В лимитированном холдеме
обычно только одна вынужденная взятка (блайнд).

После первого круга торговли дилер пододвигает с центра стола три карты,
зовущиеся флоп = flop. Это первые три карты прикупа. Так, если флоп A♥, 8♥, 5♣,
то у игрока с хоул-картами A♠, 5♦ получается две пары; игрок с закрытыми 7♥, 6♥
имеет недорезаный флеш (без одной) и двусторонне недоделанный стрит, а игрок с
двумя хоул-восьмерками 8, 8♦ получает тройку 8-к.

Вслед за флопом проводится круг торговли, после чего вступает в действие
четвертая карта прикупа; затем еще один круг торговли; напоследок пятая,
последняя карта прикупа и финальный круг торговли. Каждый круг ставок
начинается с первого играющего слева от дилера. При вскрытии побеждает самая
сильная рука.

ПЯТИКАРТОЧНЫЙ СТАД-ПОКЕР (5-CARD STUD)

Каждому сдается по две карты - одна втемную, другая в светлую. Следует круг
торговли, начиная либо с низшей, либо с высшей открытой карты, в зависимости от
правил. Третья карта сдается в светлую. Тут проводится круг торговли, начиная с
наивысшей комбинации в светлую. Четвертая и пятая карта сдаются в светлую,
после каждой следует круг торговли. По завершении финального круга сильнейшая
рука на вскрытии забирает банк.

ЛОУБОЛЛ С ОБМЕНОМ (DRAW LOWBALL)

В стандартном лоуболле (называемом также Калифорнийский лоуболл)
преимущество имеют младшие карты. Лучшей считается система А,2,3,4,5; за ней
следует A,2,3,4,6; потом A,2,3,5,6 - и так далее. Зачастую используется джокер в
качестве любой (wild = вайлд) карты. В разновидности лоуболла «два-семь»
(deuce-to-seven) лучшей рукой считается 2,3,4,5,7.

Каждый игрок получает пять карт втемную. Состоится круг торговли, начиная с
игрока слева от дилера. Обычно правила требуют, чтобы этот игрок делал
вынужденную ставку (блайнд).

После этого круга игроки могут менять до пяти карт. По завершении обмена
проводится финальный круг торговли. Обычно правила торговли требуют, чтобы
после обмена у ставящего была хотя бы система от 7-ки или ниже (что
соответственно еще лучше).

Самая младшая система при вскрытии выигрывает банк. В стандартном
лоуболле стриты и флеши игнорируются. Однако, в варианте «два-семь» они
считаются и поэтому не сойдут за малую систему. В стандартном лоуболле туз -
низшая карта, в варианте «два-семь» он выше всех. В другой вариации лоуболла
лучшей считается рука A,2,3,4,6; стриты и флеши в ней считаются высокими
комбинациями.

При обсуждении лоуболла автор всегда имеет в виду стандартный или
Калифорнийский лоуболл.

РАЗЗ (RAZZ)

Разз - это стад-лоуболл на семи картах, лучшая комбинация в нем A,2,3,4,5.
Стриты и флеши игнорируются.

Каждому игроку сдается по две карты втемную и одна в светлую. Обычно
обладатель высшей открытой карты (за исключением туза, который считается
младшеньким) начинает торговлю. Четвертая карта сдается в открытую, и тут
производится круг торговли, начинает который обладатель лучшей нижней
комбинации на двух картах в светлую. Пятая и шестая карты сдаются в светлую,
после каждой из них следует круг торговли, начиная с лучшей нижней системы на
открытых картах. Седьмая и последняя карта сдается втемную, за ней следует
финальный круг торговли. При вскрытии выигрывает лучшая нижняя система.

ХАЙ-ЛОУ СПЛИТ (HIGH-LOW SPLIT)

Это название охватывает несколько популярных видов покера. Сюда могут
входить пятикарточный покер с обменом, пятикарточный либо семикарточный
стад-покер. При вскрытии самая младшая и старшая комбинации делят банк.
Иногда, однако, правила требуют, чтобы игроки объявили - синхронно или
последовательно, - будут ли они собирать высшую, низшую или обе эти
комбинации.

В пятикарточном хай-лоу сплите лучшая нижняя рука - это всегда A,2,3,4,5, как
в лоуболле с обменом. В семикарточном стад-варианте хай-лоу сплита лучшей
нижней рукой иногда считается A,2,3,4,6; стриты и флеши считаются высокими
комбинациями. Туз всегда считается как низшей, так и высшей картой.
(Следовательно, два туза могут быть как высшей, так и низшей парой.) В стадвариантах
хай-лоу сплита обладатель старшей комбинации на открытых картах
обычно начинает каждый круг торговли.

В одной из разновидностей хай-лоу сплита за нижнюю считается только система
от 8 и ниже. Если ни у кого нет таковой, лучшая старшая рука забирает банк.

Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение